| PismoChinovnika.Ru | Контакты |
 


 

Приложение

к письму ФСС РФ

от 29.11.2001 N 02-18/05-8675

 

 

Оглавление

 

Определение Конституционного Суда Российской Федерации

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15.05.2001 N 90-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс" на нарушение конституционных прав и свобод частью первой статьи 9 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год"

 

Решения Верховного Суда Российской Федерации

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 14.03.2001 N ГКПИ2001-64

"По жалобе Общероссийского общественного движения "За права человека" и К. о признании незаконными предпоследнего абзаца п. 21 и абзаца 4 п. 25 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101"

Сообщение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

Решения арбитражных судов по делам с участием исполнительных органов Фонда социального страхования Российской Федерации

Решение Арбитражного суда Костромской области от 28.12.99 N А31-2382/2 и постановление апелляционной инстанции от 27.06.2000 N 73-2000

"О взыскании денежной компенсации за неиспользованную путевку на санаторно-курортное лечение в размере ее средней стоимости в соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"

Решение Арбитражного суда Костромской области от 19.06.2000 N А31-1052/17

"Об отсутствии оснований для отнесения деревообрабатывающего предприятия к 1 классу профессионального риска с установлением страхового тарифа в размере 0,2% в связи с объявлением его банкротом"

Решение Арбитражного суда Тверской области от 23.01.2001 N 23

"О взыскании убытков, причиненных отделению Фонда необоснованной выдачей учреждением здравоохранения листков нетрудоспособности"

Решение Арбитражного суда Тверской области от 08.02.2001 N 4647

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о занижении базы для начисления страховых взносов на государственное социальное страхование"

Постановление Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13.02.2001 N А56-30093/00

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании штрафа со страхователя за несвоевременное представление расчетной ведомости по средствам Фонда социального страхования Российской Федерации в соответствии со статьей 119 Налогового кодекса Российской Федерации"

Постановление Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.02.2001 N А56-30358/00

"О правомерности взыскания со страхователя недоимки по страховым взносам по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, образовавшейся в результате представления им при регистрации неверных сведений о виде деятельности филиала"

Постановление Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.02.2001 N А56-28994/00

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации об уплате страховых взносов на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний за январь 2000 года"

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 28.02.2001 N ФОЗ-А49/01-2/261

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании с организации, перешедшей на уплату единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности, страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

Решение Арбитражного суда Костромской области от 28.02.2001 N А31-2764/12

"О признании соответствующим действующему законодательству Российской Федерации решения о непринятии к зачету сумм пособий по временной нетрудоспособности, исчисленных с учетом компенсационных выплат на питание и оплату проезда"

Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15 марта 2001 г. N А-56-3096/2001

"О правомерности списания в безакцептном порядке суммы недоимки, образовавшейся в результате непринятия к зачету стоимости путевки, выданной лицу, не работающему в данной организации, и переплаты пособия по временной нетрудоспособности"

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 04.04.2001 N А40-3827/01-14-46 и Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда от 04.06.2001

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о направлении требования об уплате недоимки по страховым взносам, образовавшейся в результате выплаты пособий по временной нетрудоспособности без ограничения их максимального размера"

Об отмене решения Арбитражного суда Смоленской области от 25 мая 2000 г. N А62-1494/2000

 

Решения судов общей юрисдикции по делам с участием исполнительных органов Фонда социального страхования Российской Федерации

Решение Красновишерского районного суда Пермской области от 05.06.2000 N 2-149-2000

"О взыскании с работодателя возмещения вреда, причиненного здоровью работника, за период временной нетрудоспособности вследствие трудового увечья на работе по совместительству"

"О взыскании денежной компенсации за неиспользованную путевку на санаторно-курортное лечение в соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"

Решение Свердловского суда г. Костромы от 26 октября 2000 г.

Решение Свердловского суда г. Костромы от 6 декабря 2000 г.

Решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 15 мая 2001 г.

Решение Советского районного суда г. Томска от 29 мая 2001 г.

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатской области от 12.03.2001 N 2-926-00

"О необоснованности требований работодателя о взыскании с лица, виновного в дорожно-транспортном происшествии, суммы пособия по временной нетрудоспособности, выплаченной работнику"

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 03.04.2001 N 2-1720/2001

"О правомерности ограничения размера пособия в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности"

Решение Омского районного суда Омской области от 17.09.2001 N 2-1196/01

"О взыскании с работодателя, не зарегистрированного в качестве страхователя в Фонде социального страхования Российской Федерации, возмещения вреда, причиненного здоровью работника"

Решение Свердловского районного суда г. Перми от 19.10.2001 N 2-5118/01

"Об отсутствии оснований для удовлетворения требований о взыскании утраченного дохода, при несоблюдении пострадавшим установленного порядка возмещения заработка в период временной нетрудоспособности"

 

Приговор суда общей юрисдикции по уголовному делу о хищении средств государственного социального страхования путем обмана и подделки листка нетрудоспособности

Приговор Московского районного суда г. Твери от 17 апреля 2001 г. N 374/01 по обвинению М. и М.А.

 

Приложения:

N 1 "Определение Конституционного Суда Российской Федерации "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс" на нарушение конституционных прав и свобод частью первой статьи 9 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год" от 15 мая 2001 г. N 90-О

N 2 "Решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2001 г. и Определение Верховного Суда Российской Федерации по делу N КАС01-209"

N 3 "Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 3 апреля 2001 г."

 

ОБЗОР

СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО ВОПРОСАМ

СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

 

Определение Конституционного Суда Российской Федерации

от 15 мая 2001 г. N 90-О

 

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс" на нарушение конституционных прав и свобод частью первой статьи 9 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год"

 

По решению директора филиала N 2 Воронежского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации с расчетного счета общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс" в бесспорном порядке взыскано 22 рубля недоимки по страховым взносам.

В своей жалобе ООО "Юридическая фирма "Юрконс" просило признать не соответствующей Конституции Российской Федерации часть 1 статьи 9 Федерального закона от 02.01.2000 "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год", согласно которой суммы недоимок и пеней по страховым взносам взыскиваются Фондом и его исполнительными органами в бесспорном порядке.

По мнению заявителя, Фонд социального страхования Российской Федерации не входит в структуру федеральных органов исполнительной власти, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 2000 г. N 867, а потому не является органом государственной власти, и наделение его властными полномочиями по взысканию в бесспорном порядке недоимок и пеней противоречит Конституции Российской Федерации.

В соответствии с Федеральным законом от 16 июля 1999 г. "Об основах обязательного социального страхования" обязательное социальное страхование - часть государственной системы социальной защиты населения. К основным принципам обязательного социального страхования относятся его всеобщий обязательный характер, а также государственное регулирование системы обязательного социального страхования. Средства обязательного социального страхования являются федеральной собственностью, а управление системой обязательного социального страхования, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, осуществляется Правительством Российской Федерации. Фонд социального страхования Российской Федерации создан при Правительстве Российской Федерации для реализации возложенных на Правительство Российской Федерации полномочий в социальной сфере и для управления средствами государственного социального страхования, т.е. выполняет тем самым обязанности государства, что и определяет его публично-правовой статус.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что отношения между Фондом социального страхования Российской Федерации и организациями-страхователями носят не гражданско-правовой, а публичный характер, что обусловливает наделение его определенными властными полномочиями, в том числе по взысканию в бесспорном порядке недоимок и пеней по страховым взносам.

Страховые взносы в государственные социальные внебюджетные фонды представляют собой установленные законом обязательные платежи для обеспечения не только частных, но и публичных интересов, что сближает их с налоговыми платежами. Бесспорный порядок взыскания недоимок и пеней по обязательным платежам с налогоплательщика не противоречит требованиям Конституции Российской Федерации. Данная правовая позиция изложена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год" и Постановлении от 17 декабря 1996 года по делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции".

Кроме этого следует учесть, что после введения в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации платежам в государственные внебюджетные фонды придан характер единого социального налога (взноса), в связи с чем взыскание недоимок и пеней по которому, а также штрафных санкций будут производить налоговые органы.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Юридическая фирма "Юрконс". (Определение Конституционного Суда Российской Федерации прилагается.)

 

РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Решение

Верховного Суда Российской Федерации

от 14 марта 2001 г. дело N ГКПИ2001-64

 

"По жалобе Общероссийского общественного движения "За права человека" и К. о признании незаконными предпоследнего абзаца п. 21 и абзаца 4 п. 25 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101"

 

14 марта 2001 г. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел гражданское дело по жалобе Общероссийского общественного движения "За права человека" и К. о признании незаконными предпоследнего абзаца п. 21 и абзаца 4 п. 25 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, предусматривающих, что председатель Фонда ежегодно утверждает норматив расходов на санаторно-курортное обслуживание работников и их детей, а региональные отделения Фонда и их филиалы устанавливают для страхователей в соответствии с инструкцией норматив расходов, необходимых для обеспечения государственных гарантий по социальному страхованию работников.

По мнению заявителя, оспариваемые положения нормативного акта нарушают права застрахованных лиц на получение страхового возмещения, определенного федеральным законодательством.

Исследовав материалы дела и заслушав стороны, Верховный Суд Российской Федерации не нашел оснований для удовлетворения заявленных требований по следующим основаниям.

Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации" устанавливает, что Правительство Российской Федерации осуществляет свою деятельность на основе Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и указов Президента Российской Федерации. Статьей 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Обязательное социальное страхование является частью государственной системы социальной защиты населения.

Указом Президента Российской Федерации от 28 сентября 1993 г. N 1503 управление государственным социальным страхованием возложено на Правительство Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 октября 1993 г. N 1094 определено, что до принятия соответствующего законодательного акта управление государственным социальным страхованием Правительство Российской Федерации осуществляет через органы Фонда социального страхования Российской Федерации.

Постановлением от 12 февраля 1994 г. N 101 Правительство Российской Федерации утвердило Положение о Фонде социального страхования Российской Федерации (далее - Положение).

В соответствии с указанным Положением председатель Фонда руководит его деятельностью и несет персональную ответственность за выполнение возложенных на него задач. Согласно предпоследнему абзацу п. 21 Положения председатель Фонда ежегодно утверждает норматив расходов на санаторно-курортное обслуживание работников и их детей.

Региональные отделения Фонда и их филиалы устанавливают для страхователей в соответствии с инструкцией нормативы расходов, необходимые для обеспечения государственных гарантий по социальному страхованию работников (абзац 4 п. 25 Положения).

Санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей к страховым рискам не относится, т.к. согласно ст. 7 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования" видами социальных страховых рисков являются:

необходимость получения медицинской помощи;

временная нетрудоспособность;

трудовое увечье и профессиональное заболевание;

материнство;

инвалидность;

наступление старости;

потеря кормильца;

признание безработным;

смерть застрахованного лица или нетрудоспособных членов его семьи, находящихся на его иждивении.

Оплата путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию.

Федеральным законом "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2001 год" определена сумма средств бюджета Фонда, которая подлежит направлению в 2001 году на оплату путевок.

Кроме того, ст. 10 данного Федерального закона установлено, что за счет средств обязательного социального страхования в 2001 г. производятся расходы на полную или частичную оплату стоимости путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей в здравницы, расположенные на территории Российской Федерации, из расчета в пределах 265 руб. на одного человека в сутки не более чем за 24 дня пребывания в здравнице.

Порядок и условия приобретения, распределения, выдачи путевок, сроки продолжительности лечения в здравницах, а также перечень заболеваний на долечивание в санаторно-курортных учреждениях определяются Правительством Российской Федерации.

Фонд, осуществляя управление средствами государственного социального страхования, устанавливает норматив расходов на санаторно-курортное лечение работников и их детей в пределах средств бюджета Фонда, выделенных на эти цели. Региональные отделения Фонда устанавливают для страхователей нормативы расходов, необходимые для обеспечения государственных гарантий по социальному страхованию работников.

В случае превышения суммы расходов по государственному социальному страхованию над суммой начисленного единого социального налога, подлежащего зачислению в Фонд, страхователь обращается за возмещением средств в отделение Фонда.

При таких обстоятельствах суд посчитал несостоятельными доводы заявителей и жалобу оставил без удовлетворения.

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации решение суда от 14 марта 2001 г. оставила без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

(Решение и определение Верховного Суда Российской Федерации прилагаются.)

 

Сообщение Судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации

 

(опубликовано в "Бюллетене Верховного Суда

Российской Федерации" 2001 г., N 9, стр. 23 - 24)

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации сообщила следующее.

Согласно ст. 28 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" все граждане Российской Федерации, подвергшиеся радиоактивному воздействию вследствие чернобыльской катастрофы, независимо от места проживания подлежат обязательному бесплатному государственному страхованию личности от риска радиационного ущерба в пределах 20 тыс. рублей.

Пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 5 ноября 1992 г. N 851 "Об обязательном бесплатном государственном страховании личности от риска радиационного ущерба вследствие чернобыльской катастрофы" было предусмотрено, что проведение обязательного государственного страхования личности от риска радиационного ущерба вследствие чернобыльской катастрофы возлагается на Российскую государственную страховую компанию, и указывались размеры выплачиваемых сумм.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.08.99 N 966 "Об изменении, приостановлении действия и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации в связи с Федеральным законом "О федеральном бюджете на 1999 год" постановление Правительства Российской Федерации от 05.11.92 N 851 было признано утратившим силу с 1 января 1999 года.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2001 г. по жалобам отдельных граждан признан недействующим и не порождающим правовых последствий п. 3 Перечня актов Правительства Российской Федерации, утративших силу с 1 января 1999 г., который был утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.08.99 N 966. В этот пункт Перечня было включено Постановление Правительства Российской Федерации от 05.11.92 N 851.

Таким образом, в связи со вступлением в силу указанного решения обязанность по проведению бесплатного государственного страхования личности от риска радиационного ущерба вследствие чернобыльской катастрофы в соответствии с п. 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 05.11.92 N 851 лежит на Российской государственной страховой компании.

Учитывая изложенное, судам не следует принимать во внимание публикацию, помещенную в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации N 1 за 2001 год <1>, согласно которой суммы страхового возмещения гражданам на основании ст. 28 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" должны производиться Фондом социального страхования Российской Федерации.

---------------------------------

<1> В связи с данной публикацией Правительство Российской Федерации по просьбе Фонда социального страхования Российской Федерации направило в Верховный Суд Российской Федерации обращение, в котором излагалась позиция о несоответствии указанного разъяснения законодательству Российской Федерации.

Письмом от 13.07.2001 N 1302-1/общ. (доведено до сведения региональных отделений Фонда письмом Фонда от 06.08.2001 N 02-18/05-5621) заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Н.Ю. Сергеева сообщила, что во все верховные суды республик, краевые, областные и соответствующие им суды направлено письмо, в котором указано, что в настоящее время судам не следует принимать во внимание указанную публикацию.

 

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что действие ст. 28 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" на 2001 год приостановлено Федеральным законом от 27.12.2000 N 150-ФЗ.

 

РЕШЕНИЯ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Решение

Арбитражного суда Костромской области

от 28 декабря 1999 г. по делу N А31-2382/2

и постановление апелляционной инстанции

от 27 июня 2000 г. N 73-2000

 

"О взыскании денежной компенсации за неиспользованную путевку на санаторно-курортное лечение в размере ее средней стоимости в соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"

 

Отдел вневедомственной охраны при УВД г. Костромы обратился в Арбитражный суд Костромской области с иском к Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании 3709 руб. стоимости путевки на санаторно-курортное лечение своего работника, уплаченных по решению суда.

Истец основывал свои требования на том, что его работник П., являясь ветераном подразделения особого риска, имеет право на льготы, предусмотренные Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", потребовал в судебном порядке возместить ему стоимость путевки на санаторно-курортное лечение за 1998 год в размере 3557 руб.

Свердловский суд г. Костромы признал требования П. обоснованными и принял решение о взыскании стоимости путевки на санаторно-курортное лечение с ОВО при УВД г. Костромы в его пользу.

Выплатив указанную сумму П., ОВО при УВД г. Костромы обратился с иском к Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (далее - Отделение Фонда) о взыскании расходов по возмещению стоимости путевки на санаторно-курортное лечение.

Отделение Фонда посчитало себя ненадлежащим ответчиком по делу и просило в иске отказать.

Однако, рассмотрев материалы дела, суд пришел к выводу о правомерности иска.

Согласно ст. 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" финансирование расходов, связанных с реализацией указанного Закона, осуществляется из федерального бюджета.

Согласно п. 25 ст. 14 Закона выплаты денежных сумм производят органы социальной защиты или иные государственные органы в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.04.96 N 506 "О порядке финансирования расходов, связанных с реализацией Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" установлено, что обязанность по осуществлению выплат по социальному страхованию возложена на Фонд социального страхования Российской Федерации за счет средств федерального бюджета.

Исходя из изложенного суд взыскал с отделения Фонда сумму иска.

Отделение Фонда с решением суда не согласилось и обратилось с жалобой в апелляционную инстанцию с просьбой об отмене решения суда.

Исследовав представленные доказательства, выслушав мнение сторон, апелляционная инстанция посчитала доводы, изложенные в апелляционной жалобе, обоснованными, а решение суда - подлежащим отмене по следующим основаниям.

Оценка правовых требований истца, а также решение Арбитражного суда Костромской области позволили апелляционной инстанции сделать вывод о том, что истцом заявлены требования о взыскании убытков (ст. ст. 16, 1069 ГК РФ).

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред возмещается за счет казны Российской Федерации. Финансирование расходов, связанных с предоставлением льгот по социальному страхованию, осуществляется Министерством финансов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета централизованно, путем их перечисления в распоряжение Фонда социального страхования Российской Федерации.

В связи с тем, что финансирование указанных расходов осуществляется Министерством финансов Российской Федерации, апелляционная инстанция посчитала, что истцом заявлены требования к ненадлежащему ответчику.

Апелляционная инстанция не усмотрела также нарушений правовых норм и правил со стороны ответчика по целевому расходованию средств федерального бюджета, выделяемых согласно Закону Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Указанный факт подтверждается представленными в деле доказательствами - отчетом об исполнении сметы расходов бюджетной организации, а также пояснениями представителя Управления Федерального казначейства об отсутствии нарушений по исполнению целевого расходования средств федерального бюджета, выделяемых согласно указанному выше Закону.

Материалами дела не подтверждено заявление истца о том, что он своевременно обращался с заявкой к ответчику на получение льгот, предусмотренных законодательством, т.к. по состоянию на 01.01.98 П. не был включен в список граждан, пользующихся льготами в соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", хотя работал в ОВО при УВД с июля 1996 г. Апелляционная инстанция посчитала, что истцом не были приняты своевременные меры для выявления работников, имеющих право на льготы.

Кроме того, установлен факт выплаты ответчиком П. компенсации за санаторно-курортное лечение в 1999 г.

Также установлено, что финансирование льгот по указанному Закону уменьшено и производится Министерством финансов Российской Федерации частично, в связи с чем задолженность федерального бюджета Фонду социального страхования Российской Федерации составила на 01.01.2000 766,4 млн. рублей.

Указанные доказательства свидетельствуют об отсутствии вины ответчика в возникновении убытков истца.

Постановлением апелляционной инстанции решение Арбитражного суда Костромской области отменено и в иске Отделу вневедомственной охраны при УВД г. Костромы отказано.

 

Решение

Арбитражного суда Костромской Области

от 19 июня 2000 г. по делу N А31-1052/17

 

"Об отсутствии оснований для отнесения деревообрабатывающего предприятия к 1 классу профессионального риска с установлением страхового тарифа в размере 0,2% в связи с объявлением его банкротом"

 

Конкурсный управляющий ОАО "Галичмебель" обратился в Арбитражный суд Костромской области с иском к Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации об отнесении ОАО "Галичмебель" к 1 классу профессионального риска с установлением страхового тарифа в размере 0,2% с начала процедуры банкротства.

Истец мотивировал свое требование тем, что после признания ОАО "Галичмебель" банкротом предприятие, несмотря на прекращение производственной деятельности, на основании страхового свидетельства продолжает уплачивать страховой тариф на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 3,8% по Х классу профессионального риска. Истец считал, что должник-банкрот должен быть отнесен к 1 классу профессионального риска с установлением тарифа 0,2%.

Отделение Фонда требование истца не признало, т.к. отнесение к Х классу профессионального риска произведено в соответствии с Правилами отнесения отраслей (подотраслей) экономики к классу профессионального риска, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.99 N 975, на основании статистических кодов ОКОНХ, присваиваемых страхователю по видам деятельности.

Суд, исследовав материалы дела, признал требования истца не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Федеральным законом "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" установлены страховые тарифы в процентах к начисленной оплате труда по всем основаниям (доходу) застрахованных, а в соответствующих случаях - в сумме вознаграждения по гражданско-правовым договорам по группам отраслей экономики в соответствии с классами профессионального риска. Отнесение отраслей (подотраслей) экономики к классу профессионального риска производится на основании Правил отнесения отраслей (подотраслей) экономики к классу профессионального риска, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.99 N 975. На основании указанных Правил истец в соответствии с кодом ОКОНХ отнесен к Х классу профессионального риска "Деревообрабатывающая промышленность". В соответствии со статьей 1 Федерального закона "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" Х классу профессионального риска соответствует страховой тариф в размере 3,8%. Каких-либо изменений в части отнесения к классу профессионального риска либо установления страхового тарифа для организаций-банкротов ни Федеральный закон, ни Правила не содержат.

К первому классу профессионального риска Правила относят учреждения здравоохранения, образования, культуры и т.п., следовательно основания для отнесения истца к первому классу профессионального риска отсутствуют.

Исходя из изложенного, суд отказал в иске конкурсному управляющему ОАО "Галичмебель".

Апелляционная инстанция также пришла к выводу, что оснований для изменения ответчику класса профессионального риска не имеется.

Доводы ответчика о несоответствии таких действий принципам разумности, справедливости, дифференцированности и заинтересованности не могут быть приняты, поскольку они не основаны на законе.

Действующее законодательство конкурсное производство к отдельной отрасли экономики не относит, в связи с чем требования истца суд считает неправомерными.

Апелляционная инстанция решение Арбитражного суда Костромской области оставила без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Решение

Арбитражного суда Тверской Области

от 23 января 2001 г. по делу N 23

 

"О взыскании убытков, причиненных отделению Фонда социального страхования Российской Федерации необоснованной выдачей учреждением здравоохранения листков нетрудоспособности"

 

Тверское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском к Медико-санитарной части N 141 г. Удомля Тверской области о взыскании 52840 рублей убытков, причиненных необоснованной выдачей листков нетрудоспособности предпринимателю А. в 1999 - 2000 гг.

Ответчик иск не признал, ссылаясь на то, что, несмотря на имевшие место нарушения в выдаче листков нетрудоспособности А.,последний является лицом, страдающим хроническим заболеванием.

В ходе рассмотрения дела суд установил, что при проведении экспертизы обоснованности выдачи листков нетрудоспособности истец выявил, что листки нетрудоспособности выданы частично необоснованно при отсутствии соответствующих медицинских показаний и с нарушением порядка их выдачи, вследствие чего истцу причинен ущерб на сумму 52840 рублей.

Факты необоснованности выдачи ответчиком листков нетрудоспособности подтверждены экспертной справкой со ссылкой на нормативные правовые документы Минздрава России и Фонда социального страхования Российской Федерации, что признано судом в качестве доказательства необоснованной выдачи и продления листков нетрудоспособности ответчиком.

Не оспаривается ответчиком факт выдачи и продления листков нетрудоспособности А. с грубыми нарушениями действующих положений и инструкций.

Ссылка ответчика на наличие у А. хронического заболевания не была принята судом во внимание, так как сам по себе факт наличия такого заболевания, в силу действующих правил выдачи листков нетрудоспособности, не во всех случаях влечет его выдачу. Конкретных доказательств обоснованности выдачи листков нетрудоспособности вследствие хронического заболевания у А. ответчиком представлено не было.

Учитывая изложенное, суд взыскал с Медико-санитарной части N 141 г. Удомля Тверской области в пользу Тверского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации 52840 рублей убытков.

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Арбитражного суда Тверской Области

от 8 февраля 2001 г. по делу N 4647

 

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о занижении базы для начисления страховых взносов на государственное социальное страхование"

 

ООО "Ритм-комплект" обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском к Тверскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании недействительным акта выездной проверки страхователя по средствам Фонда социального страхования Российской Федерации от 14.09.2000 и решения N 50 от 20.10.2000 о привлечении к ответственности за нарушение порядка уплаты страховых взносов в Фонд.

В обоснование своих требований истец ссылался на то, что ответчиком нарушен порядок проверки Общества и вынесения оспариваемого решения: не представлено решение, на основании которого производилась проверка, в акте проверки не приведены документы, обосновывающие выводы о неправильности исчисления страховых взносов; не указано, по каким основаниям договоры подряда переквалифицированы на трудовые договоры.

Ответчик иск не признал, ссылаясь на то, что оспариваемое решение вынесено в полном соответствии с установленным регламентом, акт проверки не является тем документом, который подлежит оспариванию в судебных органах, к трудовым договорам отнесены порядка ста договоров подряда, поскольку работы по ним выполнялись на оборудовании ООО "Ритм-комплект", в рабочее время, квалифицированными специалистами, носили постоянный характер, оплачивались ежемесячно.

Материалами дела было установлено, что ответчиком на основании решения о проведении выездной проверки от 08.06.2000 N 101 на основании статей 31, 34, 89 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 11 Федерального закона от 16.07.99 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", статьи 18 Федерального закона от 24.07.98 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.94 N 101, была проведена проверка ООО "Ритм-комплект" по вопросу начисления, уплаты страховых взносов, расходования средств Фонда социального страхования Российской Федерации за период с 01.01.1999 по 31.03.2000.

По результатам проверки вынесено решение N 50 от 20.10.2000, где указано, что обществом занижена база данных для начисления страховых взносов.

Требование отделения Фонда об уплате недоимки по страховым взносам обществом не выполнено.

Производство по делу в отношении признания недействительным акта проверки судом прекращено по пункту 1 статьи 85 АПК Российской Федерации, так как акт проверки не является актом, который может быть оспорен в арбитражном суде, поскольку он не порождает для стороны негативных последствий (ст. 22 АПК РФ).

После проведения анализа оспариваемых договоров суд пришел к выводу, что истцом заключены с рядом работников не договоры подряда, а трудовые договоры, поскольку в договорах не указано, где, когда, из чего, на каком оборудовании, из какого материала подрядчик будет изготавливать детали, каким параметрам изготовленная продукция должна отвечать, не определена цена договора, порядок оплаты и порядок ее приемки и т.п. (ст. ст. 702 - 729 ГК РФ). Кроме того, в договорах подряда отсутствуют надлежаще оформленные акты приемки-сдачи работ, подписи заказчиков и подрядчиков в договоре подряда и в акте приема-сдачи работ не совпадают.

Представители истца в заседании арбитражного суда пояснили, что общество не имеет своих зданий, сооружений, оборудования, машин для производства деталей, перемещения грузов и других работ; не заключены договоры аренды на указанные имущественные объекты с другими организациями. Общество занимается наймом рабочей силы.

Учитывая изложенное, арбитражный суд посчитал, что договоры подряда следует расценивать как срочные трудовые договоры, заключенные на определенный вид работ, по которым оплачивается только стоимость затраченного труда.

Таким образом, истцом занижена база для начисления страховых взносов по государственному социальному страхованию.

Исходя из материалов дела, суд производство по делу о признании недействительным акта выездной проверки от 14.09.2000 прекратил.

В удовлетворении иска о признании недействительным решения Тверского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 20.10.2000 N 50 отказал.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Тверской области от 28 марта 2001 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменений, а апелляционная жалоба ООО "Ритм-комплект" - без удовлетворения.

 

Постановление

Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и

Ленинградской области

от 13 февраля 2001 г. по делу N А56-30093/00

 

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании штрафа со страхователя за несвоевременное представление расчетной ведомости по средствам Фонда социального страхования Российской Федерации в соответствии со статьей 119 Налогового кодекса Российской Федерации"

 

В Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с апелляционной жалобой обратилось Санкт-Петербургское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области об отказе в иске о взыскании с ООО "МОЦ "Нева Лингва" 100 рублей штрафа за несвоевременное представление расчетной ведомости по средствам Фонда социального страхования Российской Федерации за II квартал 2000 г., на том основании, что начисление страховых взносов в указанный период не производилось, следовательно, отсутствует база для расчета штрафа.

По мнению отделения Фонда, ответчиком совершено налоговое правонарушение, выразившееся в непредставлении налогоплательщиком в налоговые органы в установленные сроки налоговой декларации с учетом распространения главы 13 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) на порядок декларирования данных, связанных с исчислением и уплатой налогов и сборов, поступающих в государственные внебюджетные фонды, в связи с чем п. 1 ст. 119 НК РФ предусмотрен минимальный штраф - 100 рублей.

Рассмотрев жалобу, апелляционная инстанция установила следующее.

В соответствии с п. 7 ст. 9 НК РФ органы государственных внебюджетных фондов являются участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах.

Под отношениями, регулируемыми законодательством о налогах и сборах, ч. 1 ст. 2 НК РФ указывает властные отношения по привлечению к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Пунктом 9 ст. 80 НК РФ на государственные внебюджетные фонды возложена обязанность по осуществлению контроля за уплатой налогов и сборов, поступающих в эти фонды, и порядок декларирования приравнен к подаче налоговой декларации.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о неправильности толкования судом первой инстанции нормы ст. 119 НК РФ об отсутствии базы при процентном определении суммы штрафа.

При таком толковании диспозиция нормы п. 1 ст. 119 НК РФ становится не обеспеченной санкцией, и фактически суд тем самым дополнил диспозицию нормы новым признаком, а именно наличием базовой суммы подлежащего уплате налога (страховых взносов), что является прерогативой законодателя, а не правоприменителя.

Кроме того, исходя из логического толкования порядка определения размера штрафа, предусмотренного санкцией названной нормы, она предусматривает альтернативный порядок определения размера штрафа либо в процентном исчислении от суммы налога (страхового взноса), подлежащей уплате (доплате), либо определение в твердой сумме, а именно 100 рублей.

С учетом изложенного решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13.12.2000 в связи с неправильным применением нормы материального права отменено и иск отделения Фонда удовлетворен.

 

Постановление

Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и

Ленинградской области

от 20 февраля 2001 г. по делу N А56-30358/00

 

"О правомерности взыскания со страхователя недоимки по страховым взносам по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, образовавшейся в результате представления им при регистрации неверных сведений о виде деятельности филиала"

 

В Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратилось с апелляционной жалобой ОАО "Петербургская Телефонная Сеть" на решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.12.2000 о признании частично недействительным решения Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации.

Судом установлено, что ОАО "Петербургская Телефонная Сеть" обратилось к Санкт-Петербургскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации с требованием о признании недействительным в части решения от 19.06.2000 N 21 о взыскании 78445 руб. недоимки, 9716 руб. пени и 7697 руб. штрафа за нарушение порядка уплаты страховых взносов по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний за период с 01.01.2000 по 30.04.2000, а также решения от 19.10.2000 N 67 о взыскании 57526 руб. недоимки, 2476 руб. пени и 5031 руб. штрафа за неполную уплату страховых взносов в результате их неправильного исчисления за период с 01.01.2000 по 30.04.2000.

Решением суда было признано недействительным решение Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 19.10.2000 N 67.

В остальной части иска было отказано.

В апелляционной жалобе ОАО "Петербургская Телефонная Сеть" просит решение изменить, удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Законность и обоснованность решения проверены в апелляционном порядке.

Из материалов дела и объяснений сторон следует, что 06.01.2000 вступили в силу Федеральные законы от 24.07.98 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и от 02.01.2000 N 10-ФЗ "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год". В соответствии со ст. 1 Федерального закона N 10-ФЗ организациям присваивается класс профессионального риска на основании Правил отнесения отраслей (подотраслей) экономики к классу профессионального риска, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 1999 г. N 975. Филиал ОАО "Петербургская Телефонная Сеть" (ПТС) "Автобаза" обратился с заявлением от 14.01.2000 о регистрации в качестве страхователя по обязательному социальному страхованию. При регистрации было подано заявление, в котором было указано: вид деятельности - связь; коды по ОКОНХ: 52300 (связь) и 72200 (торговля). Вместе с документами для регистрации было предоставлено информационное письмо Петербургкомстата от 27.01.97 N 55777. На основании представленных документов было выдано страховое свидетельство N 10/14 от 14.01.2000 с отнесением филиала "Автобаза" ОАО "ПТС" к II классу профессионального риска, с размером страхового тарифа 0,3.

Отделением Фонда 19.05.2000 была проведена выездная проверка по средствам Фонда социального страхования Российской Федерации. В ходе проверки было выявлено, что филиал "Автобаза" является обособленным структурным подразделением, имеет собственный баланс, расчетный счет и печать.

Основными видами деятельности филиала, согласно Положению о нем, являются оказание услуг в области грузовых и грузопассажирских перевозок автомобильным транспортом и т.п. При регистрации в качестве страхователя по обязательному социальному страхованию филиал "Автобаза" представил письмо Петербургкомстата с кодами ОКОНХ, не соответствующими его деятельности.

Ревизоры отделения Фонда после выявления указанного несоответствия потребовали представить документы, устанавливающие коды, тогда было представлено письмо Петербургкомстата от 02.07.97, в котором коды ОКОНХ соответствовали 51500 (погрузочно-разгрузочные работы и транспортно-экспедиционные работы и услуги), 14931 и 14932 (ремонт машин и оборудования). Указанные коды соответствовали тарифам: 1,4%, 1,8% и 1,8% соответственно.

В соответствии с п. 10 Правил отнесения отраслей (подотраслей) экономики к классу профессионального риска, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.99 N 975, филиал ОАО "ПТС" "Автобаза" является самостоятельной классификационной единицей и подлежит отнесению к отраслям (подотраслям) экономики, которым соответствует деятельность филиала. На основании вышеуказанного и были доначислены страховые взносы по обязательному социальному страхованию, соответствующие новому тарифу.

В соответствии с Правилами, если страхователь осуществляет свою деятельность по нескольким отраслям экономики, он подлежит отнесению к той из них, которая имеет наиболее высокий класс профессионального риска. В данном случае тариф 1,8% соответствует VI классу профессионального риска.

В августе 2000 г. на основании представленной справки Петербургкомстата отделение Фонда приняло решение об изменении страхового тарифа с 1,8 на 1,4%. В связи с указанным изменением был произведен перерасчет страховых взносов по обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний по тарифу 1,4%, что повлекло изменение суммы пени и штрафа.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что в соответствии с подпунктом 7 пункта 2 статьи 17 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний" обязанность сбора и представления документов, являющихся основанием для начисления и уплаты страховых взносов, лежит на страхователе, в связи с чем истец неправомерно указывает на исключительную компетенцию органов Фонда социального страхования Российской Федерации по определению класса профессионального риска, поскольку основанием для этого являются данные, предоставленные страхователем, в которых указаны сведения, соответствующие деятельности юридического лица, а не филиала.

В соответствии со ст. 87, 89 НК РФ налоговый орган не вправе производить две выездные налоговые проверки и более по одним и тем же налогам за один и тот же период, а в соответствии с ч. 2 ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен повторно к ответственности за одно и то же правонарушение.

На основании вышеизложенного требования истца признаны апелляционной инстанцией подлежащими удовлетворению в части признания недействительным решения суда от 19.10.2000 N 67, принятого по результатам повторной проверки за один и тот же период, а в части признания недействительным решения от 19.06.2000 N 21 иск удовлетворению не подлежит.

Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.12.2000 по делу А56-30358/00 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

 

Постановление

Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и

Ленинградской области

от 19 февраля 2001 г. по делу N А56-28994/00

 

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации об уплате страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний за январь 2000 года"

 

В Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратилось ГУП "Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга" с иском к Санкт-Петербургскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании излишне уплаченных страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в сумме 152458 рублей за январь 2000 года.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал.

При рассмотрении апелляционной жалобы было установлено, что истец посчитал взносы излишне уплаченными потому, что путем толкования статьи 5 Налогового кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 2 января 2000 г. N 10-ФЗ "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" полагает, что названный Федеральный закон не мог вступить в силу ранее, чем по истечении одного месяца со дня его официального опубликования.

Упоминание в статье 3 указанного Закона о том, что Закон вводится со дня его официального опубликования, противоречит статье 5 Налогового кодекса Российской Федерации, а значит, эта норма закона не подлежит применению. По мнению истца, должно применяться правило, содержащееся в ст. 5 Налогового кодекса Российской Федерации, а это значит, если исходить из опубликования Федерального закона от 2 января 2000 г. N 10-ФЗ в "Российской газете" от 6 января 2000 г., что датой вступления указанного Федерального закона в силу следует признать дату 6 февраля 2000 года. В связи с изложенным истец считал уплаченную сумму взносов за январь 2000 г. излишней вместе с начисленными на нее в соответствии со ст. 78 Налогового кодекса Российской Федерации процентами и требовал ее взыскания.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что до вступления в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации сохраняется система налогов, сборов, пошлин и других платежей, предусмотренных статьями 19, 20, 21 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".

Этот вывод суда правомерен, поскольку соответствует содержанию статей 2 и 3 Федерального закона "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации".

Кроме того, суд также пришел к выводу о том, что Налоговым кодексом Российской Федерации не могут регулироваться спорные вопросы о времени вступления в силу Федерального закона от 2 января 2000 г. N 10-ФЗ.

Суд апелляционной инстанции пришел к аналогичному с судом первой инстанции выводу исходя из следующего.

Уплата взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний предусмотрена Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ, статьей 2 которого установлено, что законодательство Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона и принимаемых в соответствии с ним федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

Фонд социального страхования Российской Федерации в рамках данного Федерального закона выступает в качестве страховщика, а юридические или физические лица, нанимающие лиц, подлежащих страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, - в качестве страхователей.

Следовательно, Фонд социального страхования Российской Федерации совпадает в одном лице как государственный внебюджетный фонд, если иметь в виду его предназначение в целях формирования и расходования средств, поступающих в виде взносов на государственное социальное страхование в рамках налогового законодательства (с 1 января 2001 г. в виде части единого социального налога), а с другой стороны - как страховщик, действующий в рамках осуществления обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не входят в состав единого социального налога, а также в перечень налогов, установленных статьями 19, 20, 21 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", поэтому их уплата и возврат не могут регулироваться нормами Налогового кодекса Российской Федерации, несмотря на то что страховщиком выступает один из государственных внебюджетных фондов.

Следовательно, вопрос введения в действие Федерального закона от 2 января 2000 г. N 10-ФЗ не ставится в зависимость от действия правила, содержащегося в статье 5 Налогового кодекса Российской Федерации, а подлежит разрешению исходя из статьи 3 этого же Закона.

Кроме того, к спорному отношению вообще не могут применяться нормы части первой Налогового кодекса, регулирующие возврат излишне уплаченных сумм налогов и начисление процентов.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

 

Постановление

Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа

от 28 февраля 2001 г. по делу N ФОЗ-А49/01-2/261

 

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании с организации, перешедшей на уплату единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности, страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

 

Закрытое акционерное общество "Элита-Сервис" обратилось в Арбитражный суд Камчатской области с иском к Камчатскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании недействительным решения от 30.06.2000 N 9. В соответствии с указанным решением истец обязан уплатить страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в сумме 1786 рублей, пеню в сумме 62 рубля, а также штраф в размере 20% от суммы неуплаченных взносов, что составляет 357 рублей.

Решением Арбитражного суда Камчатской области от 29.11.2000 исковые требования ЗАО "Элита-Сервис" были удовлетворены. При решении спора суд руководствовался статьей 1 Федерального закона от 31.07.98 N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" и статьей 11 Закона Камчатской области от 24.02.99 "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности в Камчатской области". Согласно указанным нормам с плательщиков единого налога на вмененный доход не взимаются платежи в государственные внебюджетные фонды, в том числе и в Фонд социального страхования Российской Федерации.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

На решение суда первой инстанции ответчиком подана кассационная жалоба, в которой он просит указанный судебный акт отменить как принятый с нарушением норм материального права.

Рассмотрев дело, суд кассационной инстанции нашел жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, в первом квартале 2000 года ЗАО "Элита-Сервис" на 99245 руб. занизило облагаемую базу для начисления страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Страховые взносы не начислялись на выплаты в пользу работников, деятельность которых подпадает под обложение единым налогом на вмененный доход. Решением отделения Фонда на основании ст. ст. 18, 19 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" истцу была начислена недоимка по уплате страховых взносов в сумме 1786 руб. и пеня в сумме 62 руб. В соответствии со ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации на истца наложен штраф в размере 20% от неуплаченной суммы страховых взносов в размере 357 руб.

Согласно пунктам 13, 15 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.94 N 101, уплата страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации осуществляется в соответствии с тарифом, установленным федеральным законом. Страховые взносы начисляются на все виды оплаты труда, за исключением видов заработной платы и других выплат, на которые по действующим нормативным актам страховые взносы не начисляются.

При разрешении спора Арбитражный суд допустил ошибку в применении норм материального права. Освобождение плательщиков единого налога на вмененный доход от платежей в Фонд социального страхования Российской Федерации обусловлено тем, что ставка единого налога установлена с учетом страховых взносов, предусмотренных пунктом 13 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации. В соответствии со статьей 7 Федерального закона "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" после уплаты налога 25 процентов от общей его суммы зачисляется в государственные внебюджетные фонды, в том числе 3,425 процента - в Фонд социального страхования Российской Федерации.

Федеральный закон от 24.07.98 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в соответствии с пунктом 1 статьи 27 названного Федерального закона, вступает в силу одновременно с Федеральным законом от 02.01.2000 N 10-ФЗ "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год". Отсюда следует, что Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" вступил в силу позже Федерального закона "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности". Это обстоятельство означает, что ставки единого налога на вмененный доход установлены без учета страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, и плательщики единого налога не освобождаются от уплаты указанных взносов.

Таким образом, решение Камчатского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 30.06.2000 N 9 является правомерным, так как принято с соблюдением действующего законодательства и не нарушает права и законные интересы истца.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа решение Арбитражного суда Камчатской области отменил и в иске ЗАО "Элита-Сервис" отказал.

 

Решение

Арбитражного суда Костромской области

от 28 февраля 2001 г. по делу N А31-2764/12

 

"О признании соответствующим законодательству Российской Федерации решения о непринятии к зачету сумм пособий по временной нетрудоспособности, исчисленных с учетом компенсационных выплат на питание и оплату проезда"

 

Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Костромской области обратилось в Арбитражный суд Костромской области с иском к Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании решения по акту проверки от 30.05.2000 N 15/17 недействительным.

Исследовав материалы дела, суд установил следующее.

Костромское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации 30 мая 2000 г. провело проверку правильности уплаты страховых взносов Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по Костромской области за период с 01.01.98 по 31.03.2000.

Проверкой установлено, что за проверяемый период истец включал в средний заработок для исчисления пособия по временной нетрудоспособности выплаты из фонда социального развития на питание и проезд, руководствуясь п. 68 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденного Постановлением Президиума ВЦСПС от 12.11.84 N 13-6. Сумма неуплаченных страховых взносов составила 2993 руб.

Пунктом 1 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденного Постановлением Президиума ВЦСПС от 12.11.84 N 13-6, определены виды пособий, которые выдаются в порядке, предусмотренном названным Положением, в частности пособие по временной нетрудоспособности.

На основании п. 67 Положения пособия по временной нетрудоспособности, беременности и родам исчисляются из фактического заработка работника.

Исходя из п. 68 Положения, в фактическом заработке, из которого исчисляются пособия, учитываются все виды заработной платы, на которые по действующим правилам начисляются взносы на социальное страхование за исключением выплат, указанных в пункте 69 Положения.

Кроме основной заработной платы, в общую сумму заработка при исчислении пособий включаются премии, надбавки и доплаты, установленные действующими системами оплаты труда.

Материалами дела установлено, что Положение о системе оплаты труда Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Костромской области за 1999 год не содержит компенсационных выплат на питание и оплату проезда на городском транспорте.

Такие выплаты предусмотрены в Положении "Об использовании сумм пеней и финансовых санкций, взыскиваемых с плательщиков страховых взносов, и других поступлений в Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Костромской области", утверждаемом руководителем Отделения ПФР ежегодно, и выплачиваются за счет фонда социального развития.

Дополнительные выплаты (компенсация на питание и оплата проезда в общественном транспорте) в соответствии с вышеуказанным Положением производятся работникам в случае выполнения ими плана по сбору сумм пени, финансовых санкций с плательщиков страховых взносов. Следовательно, выплаты носят не постоянный, а зависимый от плана характер.

Кроме того, Постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 30.09.90 N 358/16-28 утвержден Перечень видов заработной платы и других выплат, на которые не начисляются страховые взносы и которые не учитываются при определении заработка для исчисления пенсий и пособий по государственному социальному страхованию. К ним относятся также стоимость проездных билетов или стоимость их возмещения или дотации на обеды за счет фонда социального развития.

Начиная с 1 июля 1999 г. страховые взносы в Фонд социального страхования Российской Федерации на основании Федерального закона от 04.01.99 N 1-ФЗ начисляются на все виды выплат в денежной или натуральной форме, начисленных в пользу работников по всем основаниям независимо от источников финансирования, за исключением выплат, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 июля 1999 г. N 765. Порядок исчисления пособий по временной нетрудоспособности и по беременности и родам из фактического заработка работника не изменился.

Таким образом, указанным Федеральным законом изменена облагаемая база для уплаты страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации, но порядок исчисления пособий в связи с этим не изменился.

В заработок для исчисления пособия по-прежнему следует включать только заработную плату, предусмотренную системой оплаты труда.

Ст. 11 Федерального закона от 16.07.99 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", п. 18 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.94 N 101, и Инструкцией о порядке начисления, уплаты страховых взносов, расходования и учета средств государственного страхования от 02.10.96 установлено право исполнительных органов Фонда социального страхования Российской Федерации не принимать к зачету в счет уплаты страховых взносов расходы, произведенные страхователем с нарушением законодательства.

Вопросы расходования средств обязательного социального страхования часть первая Налогового кодекса Российской Федерации не регулирует, поэтому в рассматриваемом случае применяется законодательство об обязательном социальном страховании.

Исходя из изложенного, суд в иске Отделению Пенсионного фонда Российской Федерации по Костромской области отказал.

 

Решение

Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и

Ленинградской области

от 15 марта 2001 г. по делу N А56-3096/2001

 

"О правомерности списания в безакцептном порядке суммы недоимки, образовавшейся в результате непринятия к зачету стоимости путевки, выданной лицу, не работающему в данной организации, и переплаты пособия по временной нетрудоспособности"

 

ООО "Аудиторская компания "Аудит-Ажур" обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Санкт-Петербургскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании 7594 руб., списанных с истца в безакцептном порядке инкассовым поручением от 27.12.2000 N 243 на основании решения от 19.12.2000 N 1032-2.

Заслушав объяснения сторон и исследовав материалы дела, суд установил.

Отделением Фонда была проведена выездная проверка правильности начисления, уплаты страховых взносов и расходования средств государственного социального страхования, по результатом которой истцу было направлено требование об уплате недоимки по страховым взносам в сумме 7455 руб. и пени в сумме 139 руб. В связи с неисполнением требования в добровольном порядке Отделение Фонда списало указанную сумму в безакцептном порядке инкассовым поручением от 27 декабря 2000 г. N 243, которое фактически исполнено 4 января 2001 г.

Доводы истца о том, что в соответствии с Федеральным законом "О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты о налогах" после 1 января 2001 г. ответчик был не вправе производить безакцептное списание, судом не принимаются, поскольку инкассовое поручение предъявлено в банк 28 декабря 2000 г., дата списания средств со счета правового значения не имеет.

Списанная с истца сумма в размере 7594 руб. состоит из следующих сумм:

7344 руб. - стоимость путевки на санаторно-курортное лечение, полученной истцом от Фонда;

111 руб. - переплата пособия по временной нетрудоспособности;

139 руб. - пени, начисленные по ст. 75 Налогового кодекса Российской Федерации за период с 7 по 30 сентября 2000 г.

По расчету разногласий у сторон не имелось, истец также не оспаривал сумму переплаты пособия по временной нетрудоспособности в сумме 111 руб.

Истец считает, что предъявленная к списанию сумма стоимости путевки, полученной от Отделения Фонда, не могла быть взыскана в качестве недоимки, поскольку путевка была выдана работнику предприятия в соответствии с Инструкцией о порядке приобретения, распределения, выдачи и учета путевок на санаторно-курортное лечение и отдых за счет средств государственного социального страхования, утвержденной Постановлением Фонда социального страхования Российской Федерации от 6 августа 1997 г. N 64, и суммы страхового взноса на расходы по оплате путевок не уменьшались.

Доводы истца судом не были приняты по следующим основаниям.

На основании п. 1.2 названной Инструкции путевки для страхователей с числом работающих триста и менее человек приобретаются непосредственно региональным отделением Фонда. По заявлению истца Отделением была приобретена и передана истцу путевка в пансионат "Восток".

Согласно п. п. 3.1, 3.2.1, 3.5 указанной Инструкции путевки, приобретенные за счет средств государственного социального страхования на санаторно-курортное лечение или отдых, выдаются лицам, работающим по основному месту работы, с учетом состояния их здоровья, на период очередного отпуска и на основании решения Комиссии или уполномоченного по социальному страхованию.

Соответственно, путевка должна была быть использована работником ООО "Аудиторская компания "Аудит-Ажур", в то время как фактически путевка использована лицом, не работающим в данной организации.

Учитывая, что путевка использована с нарушением Инструкции, ее стоимость подлежит возмещению страхователем, а в случае неисполнения страхователем данной обязанности стоимость путевки является недоимкой и подлежит взысканию в соответствии с нормами Налогового кодекса Российской Федерации.

Стоимость путевки, использованной с нарушением Инструкции, истец обязан уплатить Отделению Фонда в соответствии с п. 2.6 Инструкции о порядке начисления, уплаты страховых взносов, расходования и учета средств государственного социального страхования в качестве другого платежа. Уклонение от данной обязанности повлекло начисление недоимки в сумме, соответствующей полной стоимости путевки, что также является правомерным. Оплата работником 10% стоимости путевки не имеет в данном случае правового значения, поскольку гражданин оплачивает указанную сумму в кассу предприятия за счет своих личных средств и при нецелевом использовании путевки данная сумма подлежит исключению из расчетов между Отделением Фонда и страхователем.

Суд признал, что стоимость путевки правомерно включена Отделением Фонда в сумму расходов, не принятых к зачету за август 2000 года.

Аналогичным образом решается вопрос и в случае переплаты пособия по временной нетрудоспособности, сумма 111 руб. также правомерно включена ответчиком в сумму недоимки как сумма расходов, не принятых к зачету.

Исходя из изложенного, суд решил, что списание недоимки и пени в безакцептном порядке правомерно, и в иске ОАО "Аудиторская компания "Аудит-Ажур" отказал.

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Арбитражного суда г. Москвы

от 4 апреля 2001 г. по делу N А40-3827/01-14-46

и Постановление

апелляционной инстанции Арбитражного суда

от 4 июня 2001 г. по делу N А40-382/01-14-46

 

"О признании правомерным решения исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации о направлении требования об уплате недоимки по страховым взносам, образовавшейся в результате выплаты пособий по временной нетрудоспособности без ограничения их максимального размера"

 

Фирма "Шеринг Плау Сентрал Ист АГ" обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании недействительным решения ответчика от 14.12.2000 N 235, принятого по результатам выездной налоговой проверки, о направлении требования об уплате недоимки по страховым взносам в Фонд социального страхования Российской Федерации в сумме 172571 руб. и пени в сумме 10187 руб.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что истец не согласен с решением ответчика по следующим основаниям.

Оспариваемое решение основано на Указе Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508, устанавливающем ограничение размера пособия по временной нетрудоспособности твердой суммой, не зависящей от заработка работника, что прямо противоречит норме ст. 234 КЗоТ Российской Федерации, предусматривающей размер этого пособия в размере от 60 до 100 процентов заработка, в зависимости от продолжительности непрерывного трудового стажа и других обстоятельств.

Данное противоречие, по мнению истца, регулируется п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации, согласно которому "в случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон". Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации, Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Все органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации.

Не согласен истец и с порядком применения абз. 1 п. 1 вышеназванного Указа Президента Российской Федерации.

Указом установлен максимальный размер общей суммы пособия за календарный месяц, а не размер дневного пособия. Также в Указе прямо определено, что пособие исчисляется исходя из фактического заработка работника, что согласуется с п. 72 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденного Постановлением Президиума ВЦСПС N 13-6 от 12.08.84. Порядок же начисления пособия установлен п. 73 указанного Положения, где дневное пособие исчисляется исходя из среднедневного заработка (рассчитанного на основе фактического заработка) в зависимости от размера назначенного пособия в процентах к заработку.

Ответчик же, применяя Указ Президента Российской Федерации, неправомерно уменьшал установленный нормами КЗоТ РФ размер дневного заработка, исчисляя его из максимального размера заработка, установленного Указом в соответствии с количеством рабочих дней месяца.

Истцом также отмечены и процессуальные нарушения ответчика при принятии им оспариваемого решения, поскольку в соответствии со ст. 34.1 и п. 2 ст. 82 Налогового кодекса Российской Федерации органы государственных внебюджетных фондов в пределах своей компетенции осуществляют налоговый контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах в порядке, предусмотренном главой 14 НК РФ для налоговых органов.

Истец указал также на несоблюдение ответчиком норм ст. 101 НК РФ, согласно которой до направления требования об уплате недоимки и пени предусмотрена процедура рассмотрения материалов проверки с участием налогоплательщика.

Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации иск не признало и указало, что при вынесении решения оно руководствовалось Указом Президента Российской Федерации от 15.03.2000 N 508 и Положением о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию. Указ Президента Российской Федерации, по мнению ответчика, не противоречит ст. 239 КЗоТ РФ, поскольку эта статья регулирует лишь вопрос о размере пособия в зависимости от продолжительности трудового стажа, а правила исчисления пособия определены п. п. 72 и 73 указанного выше Положения. В соответствии с Указом размер дневного пособия, исчисленного из фактического заработка работника, должен быть ограничен максимальным размером дневного пособия, исчисленным исходя из 85-кратного минимального размера оплаты труда.

Ответчик указал, что при принятии своего решения руководствовался также разъяснениями Фонда социального страхования Российской Федерации от 17.03.2000 N 02-18/05-1855 о порядке выплаты пособия по временной нетрудоспособности с момента опубликования Указа Президента Российской Федерации N 508.

В части процессуальных нарушений, указанных истцом, ответчик пояснил, что руководствовался в своих действиях порядком и схемой проведения проверок страхователя и принятия мер по их результатам, установленными Постановлением Фонда социального страхования Российской Федерации от 11.02.2000 N 19.

Оценив доводы сторон, суд доводы ответчика посчитал неправомерными, поскольку нормы Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 вступают в противоречие с нормами ст. 239 КЗоТ РФ, а в силу п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации в случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Неправомерным посчитал суд и порядок, примененный ответчиком при исчислении размера дневного пособия без учета фактического заработка ответчика, что приводит к неправомерному исчислению пособия по временной нетрудоспособности.

Также нарушен ответчиком и порядок привлечения страхователя к ответственности, установленный ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Арбитражный суд г. Москвы признал решение Московского регионального отделения Фонда в части содержащихся в нем требований об уплате недоимки и пени недействительным.

Московское региональное отделение Фонда обратилось в арбитражный суд с апелляционной жалобой с просьбой об отмене решения суда первой инстанции.

Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение подлежит отмене с отказом в удовлетворении исковых требований.

Основанием к отмене решения послужило несоответствие изложенных в нем выводов обстоятельствам дела и неправильное применение судом норм материального права.

Суд в своем решении, удовлетворяя исковые требования, пришел к выводу, что нормы Указа Президента Российской Федерации от 15.03.2000 N 508 вступают в противоречие с нормами ст. 239 КЗоТ РФ. Причем суд не указал, в чем именно Указ противоречит указанной статье.

Между тем в соответствии со ст. 39 Конституции Российской Федерации социальные пособия устанавливаются законом. В ст. 239 КЗоТ РФ предусмотрено, что пособие по временной нетрудоспособности вследствие трудового увечья или профессионального заболевания выдается в размере полного заработка, а в остальных случаях - в размере от 60 до 100% заработка в зависимости от продолжительности непрерывного трудового стажа, числа несовершеннолетних детей-иждивенцев и других обстоятельств. Федеральным законом "Об основах обязательного социального страхования" предусмотрено, что порядок обращения за страховым обеспечением, размер и порядок индексации страхового обеспечения устанавливаются в соответствии с положениями федеральных законов о конкретных видах обязательного социального страхования. Такого федерального закона до настоящего времени в Российской Федерации нет. В действующем КЗоТ РФ установлен минимальный размер пособия по временной нетрудоспособности, и действующая редакция КЗоТ РФ не исключает возможность установления правил учета заработка и ограничения его размера. Статьей 90 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что Президент Российской Федерации издает Указы, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации от 15.03.2000 N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" установил, что впредь до принятия соответствующего федерального закона пособия по временной нетрудоспособности исчисляются исходя из фактического заработка работающих граждан и не могут превышать за полный календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда. Пособие по временной нетрудоспособности без ограничения его размера выплачивается отдельным категориям работающих граждан в случаях, установленных федеральным законом. Какое-либо противоречие Указа ст. 239 КЗоТ РФ, Федеральному закону "Об основах обязательного социального страхования", Конституции Российской Федерации отсутствует, и Указ обязателен для исполнения на всей территории Российской Федерации.

Исходя из изложенного, суд решение суда первой инстанции отменил и в иске фирме "Шеринг Плау Сентрал Ист АГ" отказал.

Не согласившись с постановлением апелляционной инстанции, истец обратился с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Московского округа с просьбой об его отмене.

Проверив материалы дела, Федеральный арбитражный суд Московского округа не нашел оснований для отмены постановления апелляционной инстанции и оставил его без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Об отмене решения

Арбитражного суда Смоленской области

от 25 мая 2000 г. по делу N А-62-1494/2000

 

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 сентября 2001 г. N 9691/00 на решение от 25.05.2000, постановление апелляционной инстанции от 20.07.2000 Арбитражного суда Смоленской области по делу N А62-1494/2000 по иску предпринимателя без образования юридического лица Когатько Т.П. к Смоленскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании 916 руб., выплаченных в качестве пособия по социальному страхованию, и постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26.09.2000 по тому же делу отменены.

Информация о решении Арбитражного суда Смоленской области от 25 мая 2000 г. по делу N А62-1494/2000 была включена в Обзор N 3 судебных решений по вопросам социального страхования (письмо Фонда от 13.04.2001 N 02-18/05-2659 стр. 17 - 20), а также доведена до сведения региональных отделений Фонда письмом от 11.05.2001 N 02-18/05-3386.

Дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Смоленской области.

 

РЕШЕНИЯ СУДОВ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Решение

Красновишерского районного суда Пермской области

от 5 июня 2000 г. по делу N 2-149-2000

 

"О взыскании с работодателя возмещения вреда, причиненного здоровью работника, за период временной нетрудоспособности вследствие трудового увечья на работе по совместительству"

 

С. обратился в Красновишерский районный суд Пермской области с иском к ООО "Форест", Пермскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации и АО "Вишерабумпром" о взыскании пособия по временной нетрудоспособности на том основании, что он, работая постоянно в АО "Вишерабумпром", с 5 июля 1999 г. находился в вынужденном простое, вызванном отсутствием работы. За время простоя АО "Вишерабумпром" выплачивало две третьих тарифной ставки до марта 2000 г.

Во время простоя по основному месту работы он был принят по совместительству дежурным паромной переправы в пос. Вая, принадлежащей ООО "Форест".

В ночь с 4 на 5 июля 1999 г., находясь на работе, С. получил травму, в связи с чем находился на стационарном лечении десять дней, а затем по 30 сентября 1999 г. долечивался амбулаторно. Листок нетрудоспособности ему не оплатили ни АО "Вишерабумпром", ни ООО "Форест".

В связи с изложенным С. в своем иске просил взыскать с ООО "Форест" пособие по временной нетрудоспособности, компенсацию морального вреда в размере 10000 руб., а также возместить утраченный заработок в связи с получением травмы на производстве.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что С. в 1997 г. был принят на работу водителем автомобиля в Вайский лесозаготовительный участок АО "Вишерабумпром".

В мае 1999 г. С. принят в ООО "Форест" по совместительству дежурным паромщиком переправы в пос. Вая с 3 мая по 1 октября 1999 г.

С 5 мая 1999 г. в связи с отсутствием объема работ на участке рабочие, в том числе и С., находились в вынужденном простое, а в марте 2000 г. С. был уволен из АО "Вишерабумпром" по сокращению штатов.

Из пояснений истца следовало, что в ночь на 5 июля 1999 г. он находился на работе на паромной переправе, перевозил через реку автобус ПАЗ N 19-06. При сходе автобуса с парома С. рычагом лебедки повредило правую руку, в связи с чем он и находился на стационарном и амбулаторном лечении. Акт о несчастном случае не составлялся.

Обстоятельства несчастного случая с истцом подтвердил на суде свидетель - мастер ООО "Форест".

Из пояснений сторон установлено, что паром представляет собой деревянный плот, который предназначен для перевозки через реку транспортных средств. Паром движется с помощью троса, протянутого с одного берега на другой, и двух лебедок.

По мнению суда, с учетом наличия механизмов - лебедок, а также назначения парома - перевозчика транспорта через глубокую реку, паром следует считать источником повышенной опасности.

Владельцем данного источника повышенной опасности является ООО "Форест".

В соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

С. понес материальный ущерб в виде утраченного заработка с 5 июля по 30 сентября 1999 г. в размере 2327 руб. Также, по мнению суда, обоснованны его требования о взыскании компенсации морального вреда.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

ООО "Форест" по отношению к истцу является работодателем. Обязанность работодателя возместить потерпевшему, получившему трудовое увечье, моральный вред предусмотрена статьей 25 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, действовавших на момент получения травмы истцом.

Определяя размер морального вреда, суд исходил из того, что ООО "Форест" несет ответственность за причинение вреда только лишь как владелец источника повышенной опасности, независимо от вины.

С. был нетрудоспособен с 5 июля по 30 сентября 1999 г., последствий травмы не наступило, после окончания больничного листка истец был выписан на работу.

При рассмотрении дела учитывалось также то обстоятельство, что в ООО "Форест" С. работал по совместительству, его основным местом работы являлось АО "Вишерабумпром", которое выплачивало истцу 2/3 тарифной ставки за время простоя.

Исходя из изложенного суд:

взыскал с ООО "Форест" в пользу С. в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, 2327 руб. и компенсацию морального вреда в сумме 500 руб., всего 2827 руб.;

освободил от ответственности по иску Пермское региональное отделение Фонд социального страхования Российской Федерации и АК "Вишерабумпром".

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Свердловского суда г. Костромы

от 26 октября 2000 г.

 

"О взыскании денежной компенсации за неиспользованную путевку на санаторно-курортное лечение в соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"

 

Б., участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, обратился в Свердловский суд г. Костромы с иском к МУП "Костромагорводоканал", Министерству финансов Российской Федерации и Фонду социального страхования Российской Федерации о взыскании стоимости путевки на санаторно-курортное лечение, указав, что в 1999 году ему не была предоставлена путевка на санаторно-курортное лечение.

Ответчики иск Б. не признали.

Рассмотрев материалы дела, суд установил:

В соответствии со статьей 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС имеют право на бесплатное ежегодное обеспечение путевкой в санаторно-курортное учреждение или другое оздоровительное учреждение, а в случае непредоставления путевки - на денежную компенсацию в размере ее средней стоимости.

Статьей 5 Закона установлено, что финансирование расходов, связанных с реализацией Закона, производится из федерального бюджета, является целевым и осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.04.1996 N 506 "О порядке финансирования расходов, связанных с реализацией Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" установлено, что финансирование расходов, связанных с предоставлением гражданам, подвергшимся радиационному воздействию, льгот по социальному страхованию, осуществляется Минфином России за счет средств федерального бюджета централизованно путем их перечисления в распоряжение Фонда социального страхования Российской Федерации на основании заявок о размере предстоящих расходов на указанные цели, предоставляемых за 10 дней до начала отчетного квартала; выплата денежной компенсации в отношении работающих производится по основному месту работы с учетом финансирования данных расходов из федерального бюджета.

Исполнение заявок страхователей производится исполнительными органами Фонда в порядке календарной очередности поступления заявок.

Все необходимые документы для получения путевки были направлены отделению Фонда, однако путевка Б. предоставлена не была, а также не выплачена денежная компенсация в размере средней стоимости путевки в сумме 5293 руб.

Судом также установлено, что денежные средства на выплату истцу компенсации по месту работы МУП "Костромагорводоканал" Фондом не перечислялись. Следовательно, МУП "Костромагорводоканал" не может быть надлежащим ответчиком по делу.

В связи с изложенным суд посчитал надлежащим ответчиком по данному спору Костромское региональное отделение Фонда, поскольку оно выполняет функции по выплате компенсаций участникам ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС за счет средств федерального бюджета, имеющихся на лицевом счете Фонда, и открытом в территориальном органе Федерального казначейства.

Доводы представителя Фонда о ненадлежащем финансировании на эти цели не были приняты судом как основание к отказу в иске, поскольку Фонд имеет возможности предъявить требования к виновному в недофинансировании средств на выплату указанных компенсаций лицу.

Руководствуясь ст. ст. 191, 197 ГПК РСФСР, суд обязал взыскать с Костромского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Б. за счет средств федерального бюджета денежную компенсацию в размере средней стоимости путевки в санаторно-курортное учреждение в сумме 5293 руб. Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Свердловского суда г. Костюмы

от 6 декабря 2000 года

 

Е.Т. и Е.В. обратились в Свердловский суд г. Костромы с иском к Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании денежной компенсации за непредоставление ее семье путевок в санаторно-курортное учреждение.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что Е.Т., Е.В. имеют статус граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы, поскольку они являются эвакуированными из зоны отселения. Их дети (Е.О. и Е.И.) страдают заболеванием "диффузное увеличение щитовидной железы", состоят на учете у эндокринолога и нуждаются в санаторно-курортном лечении.

В соответствии со ст. 17 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" граждане, эвакуированные из зоны отселения, имеют право на получение в первоочередном порядке по месту работы ежегодной путевки для санаторно-курортного лечения или отдыха.

Детям и подросткам, страдающим болезнями вследствие чернобыльской аварии или обусловленными генетическими последствиями радиоактивного облучения их родителей, гарантируется их ежегодное бесплатное оздоровление в оздоровительных лагерях (общего и санаторного типа) и других оздоровительных учреждениях, а в случае невозможности предоставления путевки - получение денежной компенсации в размере ее средней стоимости.

Таким образом, в соответствии с вышеназванным Законом Е.Т. и Е.В. имеют право лишь на первоочередное получение по месту работы путевки в санаторно-курортное учреждение. Их право на получение денежной компенсации в случае непредоставления путевки Законом не предусмотрено.

В этой части исковые требования удовлетворению не подлежат, а в части взыскания денежной компенсации в связи с непредоставлением путевок детям - обоснованы.

Согласно ст. 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" финансирование расходов, связанных с радиацией, производится из федерального бюджета, является целевым и осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 24.04.96 N 506 "О порядке финансирования расходов, связанных с реализацией Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" финансирование расходов, связанных с предоставлением гражданам, подвергшимся радиационному воздействию, льготы по обеспечению и социальному страхованию, осуществляются Министерством финансов России за счет федерального бюджета путем централизованного их перечисления в распоряжение соответственно Пенсионного фонда и Фонда социального страхования Российской Федерации на основании их заявок в размере предстоящих расходов на указанные цели, предоставляемых за 10 дней до начала отчетного квартала.

Выплата денежной компенсации за невыданную путевку в случаях, предусмотренных законодательством, производится страхователем по решению исполнительного органа Фонда.

При таких обстоятельствах суд посчитал надлежащим ответчиком по делу Костромское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, поскольку оно выполняет функции по выплате компенсаций в случаях непредоставления путевок за счет средств федерального бюджета.

Согласно справке Костромского регионального отделения Фонда средняя стоимость путевки в детские оздоровительные лагеря санаторного типа за 1999 год составила 2015 рублей.

Исходя из изложенного, суд удовлетворил исковые требования Е.Т. и Е.В. частично и обязал Костромское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации выплатить истцам в равных долях за счет средств федерального бюджета денежную компенсацию в размере 2-х средних стоимостей путевки в санаторно-курортное учреждение в сумме 4030 рублей.

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Фрунзенского районного суда г. Саратова

от 15 мая 2001 год

 

М., участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Фонду социального страхования Российской Федерации, Саратовскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации и ММУ "Стоматологическая поликлиника" о взыскании компенсации за путевку на санаторно-курортное лечение в 2000 году.

Судом установлено, что истец как участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, в соответствии со ст. 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", имеет право на ежегодное бесплатное санаторно-курортное лечение.

В случае невозможности предоставления путевки на санаторно-курортное лечение участникам ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС производится выплата денежной компенсации в размере стоимости путевки на 2000 год.

Судом было установлено, что истцом предоставлены все необходимые документы для получения путевки, однако организация, где работает истец, и Саратовское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации не располагали возможностью ее выделить в связи с непоступлением из Министерства финансов Российской Федерации денежных средств на указанные цели.

Обсуждая вопрос о надлежащем ответчике, суд исходил из ст. 5 названного Закона, согласно которой финансирование расходов, связанных с реализацией указанного Закона, производится из федерального бюджета, является целевым и осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 "Порядка финансирования расходов, связанных с реализацией Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.04.1996 N 506, финансирование расходов, связанных с предоставлением гражданам, подвергшимся радиационному воздействию, льгот по пенсионному обеспечению и социальному страхованию, осуществляется Министерством финансов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета, централизованно, путем их перечисления в распоряжение соответствующего фонда на основании заявок этих фондов в размере предстоящих расходов за 10 дней до начала очередного квартала.

Заявка Саратовского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации не была выполнена Минфином России.

При таких обстоятельствах надлежащим ответчиком, по мнению суда, явился Минфин России.

Исходя из изложенного, суд взыскал с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу М. компенсацию за санаторно-курортную путевку в сумме 6367 рублей.

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Советского районного суда г. Томска

от 29 мая 2001 года

 

Д., инвалид II группы, пострадавшая от ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, обратилась в Советский районный суд г. Томска с иском к Министерству финансов Российской Федерации, территориальному Управлению федерального казначейства по Томской области, Департаменту социальной защиты населения администрации г. Томска, Объединенной администрации Ленинского и Октябрьского районов г. Томска, Пенсионному фонду Российской Федерации, Томскому отделению Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонду социального страхования Российской Федерации и Томскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании компенсации за неиспользованные путевки на санаторно-курортное лечение.

В соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" истица имеет право на получение компенсации за санаторно-курортную путевку и, в связи с отказом в выплате указанной компенсации, просит взыскать с ответчиков за 1998 год 3450 рублей, за 1999 год - 4500 рублей и в возмещение морального вреда 5000 рублей.

В ходе судебного заседания было установлено, что в предыдущие годы Д. получала указанную компенсацию в Управлении социальной защиты населения г. Томска.

Ответчики по делу - представители Министерства финансов Российской Федерации, территориального Управления федерального казначейства по Томской области, Пенсионного фонда Российской Федерации по Томской области, Томского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации и Объединенной администрации Октябрьского и Ленинского районов г. Томска исковые требования не признали, считая себя ненадлежащими ответчиками.

Представитель Департамента социальной защиты населения администрации г. Томска исковые требования Д. также не признал и посчитал, что надлежащим ответчиком по делу является орган, выплачивающий пенсию Д., однако признал, что ранее ими выплачивались компенсации за санаторно-курортное лечение, но в связи с отсутствием финансирования выплаты прекращены.

Заслушав стороны, изучив материалы дела, суд определил, что требования Д. подлежат удовлетворению.

В соответствии с Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" Д. как получившей облучение более 25 бэр предоставляются льготы и компенсации, установленные для граждан, указанных в п. 2 ст. 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Такой льготой является и первоочередное бесплатное ежегодное обеспечение путевкой в санаторно-курортное или другое оздоровительное учреждение, а в случае невозможности предоставления путевки - денежная компенсация в размере средней ее стоимости.

По мнению суда, надлежащим ответчиком по данному делу должен выступать Департамент социальной защиты населения администрации г. Томска, т.к. в соответствии с Положением о порядке предоставления бесплатных путевок в санаторно-курортное или иное оздоровительное учреждение либо выплаты денежной компенсации в случае невозможности предоставления путевок участникам ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.04.96 N 504, предоставление путевок либо выплата денежной компенсации, в зависимости от категории граждан, осуществляется по месту работы, в органах, выплачивающих пенсию, или в органах социальной защиты населения по месту жительства.

На территории Томской области главой администрации Томской области функции по назначению и выплате компенсаций населению, в т.ч. на санаторно-курортное лечение, переданы из органов социального обеспечения в отделы социальной защиты, в частности в Управление (Департамент) социальной защиты населения администрации г. Томска.

В связи с изложенным суд взыскал с Департамента социальной защиты населения администрации г. Томска в пользу Д. компенсацию за непредоставление путевок в 1998 и 1999 гг. в сумме 7950 рублей за счет целевых средств федерального бюджета.

Требования истицы о взыскании морального вреда с ответчиков не подлежат удовлетворению, т.к. согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда предусмотрена лишь в случае нарушения личных неимущественных прав и нематериальных благ гражданина.

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Петропавловск-Камчатского городского суда

Камчатской области

от 12 марта 2001 года по делу N 2-926-00

 

"О необоснованности требований работодателя о взыскании с лица, виновного в дорожно-транспортном происшествии, суммы пособия по временной нетрудоспособности, выплаченной работнику"

 

ОАО "Камчатсксвязьинформ" обратилось в Петропавловск-Камчатский городской суд с иском к П. о взыскании 7068 рублей, выплаченных работнице объединения Ф. в виде пособия по временной нетрудоспособности в связи с травмой, полученной в результате дорожно-транспортного происшествия, за период с 10.07.2000 по 08.08.2000, виновником которой являлся ответчик.

Ответчик П. иск не признал на том основании, что по факту ДТП возбуждено уголовное дело, которое находится в стадии рассмотрения. Добровольно выплатить указанную в иске сумму ответчик отказался.

Исследовав материалы дела, суд не нашел оснований для удовлетворения иска.

Согласно пункту 101 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденного Постановлением Президиума ВЦСПС от 12.11.84, с изменениями и дополнениями, внесенными Президиумом Совета ВКП по состоянию на 15.04.92, все пособия, в том числе по временной нетрудоспособности, выплачиваются администрацией предприятия в счет причитающихся взносов на государственное социальное страхование.

Согласно Федеральному закону от 02.01.2000 N 24-ФЗ "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год" доходы бюджета Фонда формируются, в том числе, за счет страховых взносов, направляемых в дальнейшем на выплату пособий по временной нетрудоспособности.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 20.11.99 N 197-ФЗ тариф страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации на 2000 год для работодателей-организаций составил 5,4 процента выплат, начисленных в пользу работников.

Согласно Инструкции о порядке начисления, уплаты страховых взносов, расходования и учета средств государственного социального страхования от 02.10.96 N 162/2/87/07-1-07 под уплатой страховых взносов понимается перечисление страхователем исполнительному органу Фонда разницы между начисленными страховыми взносами и расходами, произведенными в соответствии с разделом 4 Инструкции "Порядок расходования средств социального страхования". К таким расходам относятся и выплаты пособий по временной нетрудоспособности.

Из изложенного вытекает, что деньги, выплаченные предприятием в качестве пособий по временной нетрудоспособности, являются средствами бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации, а не средствами предприятия.

Согласно подпунктам 3 и 8 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 16.07.99 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" страховщики (Фонд социального страхования Российской Федерации) имеют право не принимать к зачету расходы на обязательное социальное страхование, произведенные с нарушением законодательства Российской Федерации, а в необходимых случаях обращаться в суд с исками о защите своих прав в возмещение причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов.

Из представленных истцом доказательств установлено, что предприятие выплатило своей работнице Ф. пособие по временной нетрудоспособности в счет начисленных страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации в сумме 7068 рублей.

Данные о том, что указанная сумма не принята Фондом социального страхования Российской Федерации к зачету, истцом суду не были представлены.

Поскольку средства Фонда социального страхования Российской Федерации не являются собственностью истца, оснований взыскать в его пользу сумму, выплаченную за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации, у суда не было.

Исходя из изложенного, суд в удовлетворении исковых требований ОАО "Камчатсвязьинформ" отказал в связи с необоснованностью.

Решение вступило в законную силу.

 

Решение

Пресненского районного суда г. Москвы

от 3 апреля 2001 г. по делу N 2-1720/2001

 

"О правомерности ограничения размера пособия в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности"

 

В. и С. обратились в Пресненский районный суд г. Москвы с иском к Страховому акционерному обществу "Ингосстрах-Россия", работниками которого они являются, и Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании невыплаченной части пособия по временной нетрудоспособности.

По мнению истцов, ограничение сумм пособий по временной нетрудоспособности в соответствии с требованиями Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" не соответствует нормам Конституции Российской Федерации, Кодексу законов о труде Российской Федерации и Федеральному закону "Об основах обязательного социального страхования".

Изучив материалы дела, суд нашел, что исковые требования истцов не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 39 Конституции Российской Федерации социальные пособия устанавливаются законом.

В соответствии с ч. 2 ст. 22 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования" порядок обращения за страховым обеспечением, размер и порядок индексации страхового обеспечения устанавливаются в соответствии с федеральным законом о конкретных видах обязательного социального страхования.

До настоящего времени такого закона в Российской Федерации нет.

Согласно ст. 239 КЗоТ Российской Федерации пособие по временной нетрудоспособности вследствие трудового увечья или профессионального заболевания выдается в размере полного заработка, а в остальных случаях - в размере от 60 до 100 процентов заработка в зависимости от продолжительности непрерывного трудового стажа, числа несовершеннолетних детей и других обстоятельств. Минимальный размер пособия по временной нетрудоспособности устанавливается на уровне 90 процентов минимальной оплаты труда.

По мнению суда, в свете прямого указания в норме закона на "другие обстоятельства", такая редакция ст. 239 КЗоТ РФ не исключает возможностей установления правил учета заработка и ограничения его размера. При этом КЗоТ РФ устанавливает лишь минимальный размер пособия по временной нетрудоспособности.

Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" установил, что впредь до принятия соответствующего федерального закона пособие по временной нетрудоспособности исчисляется исходя из фактического заработка работающих граждан и не может превышать за полный календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда, установленному федеральным законом.

Ссылки истцов на противоречие вышеуказанного Указа ст. 39 Конституции Российской Федерации признаны судом несостоятельными, т.к. из текста этой статьи усматривается, что федеральным законом устанавливаются социальные пособия, а не их размеры.

Также не были судом приняты во внимание ссылки истцов на несоответствие Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 статье 22 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования", так как из текста этой статьи видно, что она также не определяет размер пособия по временной нетрудоспособности и регламентирует, что этот размер должен устанавливаться федеральным законом о конкретных видах обязательного социального страхования, в данном случае федеральным законом о пособиях по временной нетрудоспособности в связи с болезнью.

Из вышеизложенного видно, что Указ, в части ограничения размера пособия по временной нетрудоспособности за полный календарный месяц 85-кратным минимальным размером оплаты труда, не противоречит ни Конституции Российской Федерации, ни федеральным законам, в связи с чем обязателен для исполнения на всей территории Российской Федерации.

В связи с принятием данного Указа Положение о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденное Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 г. N 13-6, в части размера пособия по временной нетрудоспособности должно применяться с учетом положений данного Указа, в связи с чем несостоятельны ссылки истцов на то, что им пособие по временной нетрудоспособности должно выплачиваться на основании п. 30 данного Положения в размере 100 процентов заработка, так как они имеют непрерывный трудовой стаж более 8 лет.

Не приняты во внимание и доводы истцов о том, что письмо Фонда социального страхования Российской Федерации от 17 марта 2000 г. N 02-18/05-1335 "Об Указе Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" противоречит самому Указу. По мнению истцов, пособие по Указу выплачивается исходя из фактического заработка, однако эта сумма не может превышать за календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда. Исходя из этого истцы сделали вывод, "что в каждом календарном месяце пособие выплачивается в размере полного заработка, если не превышает этот лимит в течение месяца, а в случае превышения - в сумме лимита".

Однако из текста Указа видно, что пособие по временной нетрудоспособности исчисляется исходя из фактического заработка и не может превышать за полный календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда.

Следовательно, размер дневного пособия, исчисленного из фактического заработка в соответствии с Положением о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденным Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 г. N 13-6, не должен превышать максимальный размер дневного пособия по временной нетрудоспособности.

Таким образом, вышеназванная методика расчета пособия по временной нетрудоспособности, содержащаяся в письме Фонда, не противоречит самому Указу.

Исходя из изложенного, суд счел, что пособия по временной нетрудоспособности были выплачены истцам в соответствии с действующим законодательством и оснований для взыскания с ответчиков пособия в большем размере не имеется.

Пресненский районный суд г. Москвы в иске В. и С. отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда при рассмотрении кассационной жалобы решение Пресненского районного суда г. Москвы от 3 апреля 2001 г. оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Решение вступило в законную силу 4 июля 2001 г. (прилагается).

 

Решение

Омского районного суда Омской области

от 17 сентября 2001 г. по делу N 2-1196/01

 

"О взыскании с работодателя, не зарегистрированного в качестве страхователя в Фонде социального страхования Российской Федерации, возмещения вреда, причиненного здоровью работника"

 

И. обратилась в Омский районный суд Омской области с иском к Омскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации и частному предпринимателю М. о возмещении вреда, причиненного здоровью.

Истец обратилась в суд по следующим основаниям: 31 декабря 2000 года в три часа ночи она, находясь на рабочем месте в киоске, принадлежащем частному предпринимателю М., в результате нападения на киоск преступников получила телесные повреждения в виде многочисленных ожогов. По заключению Государственного инспектора по охране труда происшедшее квалифицировано как несчастный случай на производстве. В связи с полученными повреждениями ей был выдан листок нетрудоспособности с 31 декабря 2000 г. по 2 июля 2001 г., а затем определена инвалидность 3 группы, с утратой трудоспособности 40%.

25 июля 2001 г. И. обратилась с заявлением в Омское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации за назначением ей выплат, связанных с утратой здоровья при исполнении трудовых обязанностей, но ей было отказано на том основании, что частный предприниматель М. не была зарегистрирована в отделении Фонда в качестве страхователя и не платила страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Истица просила взыскать с ответчиков: пособие по временной нетрудоспособности, единовременное пособие по утрате здоровья, ежемесячные платежи, связанные с утратой заработка, и стоимость санаторно-курортного лечения.

В судебном заседании И. пояснила, что работала у частного предпринимателя М. по трудовому договору в качестве продавца с 27 июля 2000 г. с зарплатой 500 рублей, последние два месяца - 550 рублей. Каких-либо других выплат она не имела. Ночью 31 декабря 2000 г. к ней пришли покупатели, которых она хорошо знала, поэтому безбоязненно открыла форточку, в которую ей плеснули бензин, в результате чего киоск загорелся. Исходя из изложенного, истец просит взыскать пособие по временной нетрудоспособности с частного предпринимателя М., а остальные платежи - с того из ответчиков, который обязан их выплачивать.

Представитель регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации иск не признал на том основании, что законодательство связывает возникновение у страховщика обязанности по выплатам, связанным с повреждением здоровья, с обязательной регистрацией страхователя в отделениях Фонда социального страхования Российской Федерации, поскольку выплаты осуществляются за счет выплачиваемых страхователями страховых взносов. Частный предприниматель М.а не была зарегистрирована в региональном отделении Фонда социального страхования Российской Федерации, поэтому отделение Фонда не обязано выплачивать И. страховые выплаты. Кроме того, пособие по временной нетрудоспособности выплачивается работодателем, а оплата дополнительных расходов в виде санаторно-курортного лечения осуществляется страховщиком в форме предоставления соответствующей путевки.

Частный предприниматель М. признала требования частично, пояснив, что согласна оплатить пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с количеством рабочих смен, которые должна была отработать И. Что касается иных требований, то она не может их выполнить, т.к. приостановила свою деятельность как предприниматель и не имеет почти никаких доходов. Она действительно не зарегистрирована в Фонде социального страхования Российской Федерации, т.к. не знала о такой обязанности. Также М. не оспаривала заключение Государственного инспектора по охране труда, но считает, что сама И. допустила случившееся, открыв в ночное время форточку, что дало возможность преступнику плеснуть бензин внутрь киоска.

Изучив представленные доказательства, суд пришел к выводу, что взыскание пособия по временной нетрудоспособности и всех выплат, связанных с утратой истицей здоровья, следует производить с частного предпринимателя М. как надлежащего ответчика.

Региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации к ответственности привлечено быть не может ввиду отсутствия законных оснований.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" отношения по обязательному социальному страхованию возникают у страховщика с момента регистрации страхователя, а у страхователя - с момента заключения с работником трудового договора. Обеспечение по страхованию пострадавших от несчастных случаев на производстве осуществляется за счет страховых взносов страхователей (статья 20 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"). В силу пункта 2 статьи 937 Гражданского кодекса Российской Федерации частный предприниматель М. как работодатель была обязана зарегистрироваться у страховщика (статья 17 Федерального закона N 125-ФЗ), но, не выполнив этой обязанности, несет ответственность перед И. на тех же условиях, на каких должно было быть выплачено страховое возмещение при надлежащем страховании. Таким образом, поскольку М. не выполнила обязанность, возложенную на нее законом, не платила страховые взносы, она несет ответственность перед своим работником по оплате всех предусмотренных законодательством сумм по возмещению ущерба здоровью. У регионального отделения Фонда обязанности по выплате страховых сумм нет, поскольку отсутствуют предусмотренные законом условия для возникновения у страховщика отношений по обязательному социальному страхованию.

Исходя из изложенного, суд взыскал с частного предпринимателя М. в пользу И. в возмещение вреда, причиненного здоровью, единовременное пособие в сумме 8280 руб., ежемесячные платежи в сумме 472 руб., начиная с 3 июля 2001 г. по 2 июня 2002 г., стоимость санаторно-курортного лечения - 13850 руб., пособие по временной нетрудоспособности - 4801 руб.

В иске к Омскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации - отказано.

Решение суда вступило в законную силу.

 

Решение

Свердловского районного суда г. Перми

от 19 октября 2001 г. по делу N 2-5118/01

 

"Об отсутствии оснований для удовлетворения требований о взыскании утраченного дохода при несоблюдении пострадавшим установленного порядка возмещения заработка в период временной нетрудоспособности"

 

С. обратился в суд с иском к Муниципальному учреждению "Городская клиническая больница N 2" о взыскании утраченного дохода и компенсации морального вреда, в связи с дорожно-транспортным происшествием, произошедшим 15.04.97 по вине водителя П.

Первоначально истцом были заявлены требования об оплате пособия по временной нетрудоспособности, от которых он отказался. Уточнив иск, истец просит взыскать утраченный доход, указывая на то, что после ДТП с 16.04.97 по 26.04.97 он находился на больничном листке, который к оплате по месту работы им не предъявлялся. Утраченный доход, по мнению истца, составил 711 руб., с учетом индексации 2795 руб., на взыскании которого он настаивает. Моральный вред истец оценил в размере 20000 руб. и связывал его с причинением вреда здоровью, пережитым стрессом во время и после ДТП, нравственными страданиями.

Ответчик с исковыми требованиями согласился частично, считая, что требования материального характера не основаны на законе, а также не согласился с завышенной суммой морального вреда.

Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации исковые требования посчитало обоснованными и подлежащими удовлетворению за счет владельца источника повышенной опасности.

Третье лицо - П. иск также признал.

Рассмотрев материалы дела, суд установил следующее.

15.04.97 произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого были причинены повреждения автомашине истца и вред его здоровью.

В соответствии с ч. 2 ст. 55 ГПК Российской Федерации факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не разбираются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица. Решением Свердловского районного суда г. Перми от 23 марта 1999 г. установлена вина водителя П. в дорожно-транспортном происшествии, произошедшем 15.04.97, и ответственность Муниципального учреждения "Городская клиническая больница N 2" за ущерб, причиненный в результате данного ДТП.

Обосновывая свои исковые требования, С. исходил из положений ст. ст. 1064, 1079, 1084 - 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации. Из пояснений истца следовало, что с 16.04 по 26.04.97 он находился на амбулаторном лечении. Листок нетрудоспособности не был предъявлен им к оплате по месту работы - в Адвокатское бюро "Адвокат", так как он имел намерение обратиться с требованиями о его оплате непосредственно к причинителю вреда. К этим доводам истца суд отнесся критически. Порядок оплаты листка нетрудоспособности на момент его выдачи (апрель 1997 г.) определялся "Положением о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию", согласно которому пособие по временной нетрудоспособности оплачивается за счет средств государственного социального страхования по месту работы лица, временно нетрудоспособного, при этом пособие назначалось в том случае, если обращение за ним последовало в течение 6 месяцев со дня восстановления трудоспособности. Таким образом, законодательством был урегулирован порядок оплаты пособия по временной нетрудоспособности, который истцом не соблюден по собственной инициативе.

Ссылку С. на статьи 1084 - 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации суд посчитал несостоятельной, так как данными нормами регулируется порядок возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств. Из объяснений истца следовало, что дорожно-транспортное происшествие произошло в момент исполнения им трудовых обязательств, следовательно, данными нормами могли бы регулироваться его отношения с работодателем, при условии составления акта о несчастном случае. С Муниципальным учреждением "Городская клиническая больница N 2" С. в договорных отношениях не состоял, статьями 1084 и 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрена обязанность возмещения вреда, в том числе утраченного дохода, за счет причинителя вреда при отсутствии с ним договорных обязательств.

Ссылка истца на статьи 1064 и 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации правомерна, но эти нормы предусматривают общие основания ответственности за причинение вреда, в том числе источником повышенной опасности.

Учитывая, что истцом не соблюден установленный законом порядок возмещения заработка в период временной нетрудоспособности, утрачена возможность предъявления к оплате листка нетрудоспособности, требования о взыскании утраченного дохода не основаны на законе, и в удовлетворении иска в объеме заявленных требований в этой части суд отказал.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Факт причинения вреда здоровью С. подтвержден амбулаторной картой. Причиненные истцу повреждения расцениваются им самим как легкие. По мнению суда, они не повлекли тяжелых последствий, доказательств тому, что настоящее состояние здоровья и необходимость обращения к врачу связаны с последствиями ДТП, суду представлено не было.

Суд согласился с доводами истца о том, что данным ДТП ему были причинены как физические, так и нравственные страдания (он пережил чувство испуга, стресс, физическую боль), чем были нарушены его неимущественные права. Доводы истца о том, что моральный вред был причинен ему необходимостью устранения последствий ДТП (оценка ремонта, подготовки документов, необходимость отпрашиваться с работы, обращаться в суд), суд признал несостоятельными, так как это является претензиями материального характера, а право стороны обратиться в суд, представлять документы и т.д. предусмотрено законом.

При таких обстоятельствах размер компенсации морального вреда суд нашел завышенным и определил ее в размере 2500 руб.

На основании изложенного суд взыскал с Муниципального учреждения "Городская клиническая больница N 2" в пользу С. компенсацию морального вреда в размере 2500 руб., в удовлетворении требований в части взыскания утраченного дохода - отказал.

Решение вступило в законную силу.

 

ПРИГОВОР СУДА ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ О ХИЩЕНИИ СРЕДСТВ

ГОСУДАРСТВЕННОГО СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ

ПУТЕМ ОБМАНА И ПОДДЕЛКИ ЛИСТКА НЕТРУДОСПОСОБНОСТИ

 

Приговор

Московского районного суда г. Твери

от 17 апреля 2001 г. по делу N 374/01

по обвинению М. и М.А.

 

17 апреля 2001 г. Московский районный суд г. Твери рассмотрел уголовное дело по обвинению М. и М.А. в совершении преступлений, предусмотренных статьями 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а", "б", 327 ч. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В процессе судебного заседания было установлено, что подсудимые совершили покушение на мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере. Подсудимый М., кроме этого, совершил подделку иного официального документа, предоставляющего права и освобождающего от обязанностей, с целью его использования неоднократно.

Преступления совершены подсудимыми при следующих обстоятельствах.

В сентябре 1999 г. М. и М.А создали преступную группу с целью завладения денежными средствами Тверского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (далее - отделение Фонда) в крупном размере путем совершения мошеннических действий в отношении указанного отделения Фонда через его филиалы. Во время существования группы ее преступной деятельностью руководил М., распределявший роли при планировании преступлений как председатель общественных организаций ТОО "Тверская федерация го" и ТОО "Тверской нард-клуб".

Для достижения своих преступных целей подсудимые заранее разработали преступный план совершения указанного преступления, в соответствии с которым они должны были создать указанные выше общественные организации, зарегистрировав их в разных районах города, для последующего приема на экономически не обоснованную высокооплачиваемую работу в данные организации женщин на больших сроках беременности в целях завладения выплатами по беременности, положенными женщинам при выходе в отпуск по беременности и родам.

Для организации поиска беременных женщин подсудимые расклеили возле женских консультаций объявления с предложением трудоустройства беременных женщин.

Достоверно зная, что пособие по беременности и родам начисляется из расчета назначенной работнику заработной платы, М. с целью завладения обманным путем денежными средствами отделения Фонда, фиктивно, не определяя должностных обязанностей, 16.11.99 принял на должность координатора организации ТОО "Тверская федерация го" Б., а 30.11.99 он же с помощью М.А. принял на должность супервизора проекта финансирования ТОО "Тверской нард-клуб" Т., при этом М.А. ввел в заблуждение Т., пояснив ей, что она в их организации реально работать не будет, а будет лишь числиться, получая при этом оклад в размере 83 руб., премию в размере 200 долларов США и, возможно, если повезет, она может получить материальную помощь в размере 30000 руб., взял с нее заявление о приеме на работу и копию трудовой книжки.

Таким образом, М. назначил Б. и Т. экономически не обоснованные должностные оклады в размере 7000 рублей каждой, заведомо зная, что указанные лица в силу своего физиологического состояния работать не смогут, т.к. Б. на момент принятия на работу находилась на 7-м месяце беременности, а Т. - на 6-м месяце беременности и по закону им обязаны предоставить из средств государственного социального страхования пособия. При этом ни М., ни М.А. как учредители организаций заведомо не располагали денежными средствами для выплаты заработной платы Б. и Т. указанного размера. За "проработанное" время в количестве 4 дней Б. была выплачена зарплата в размере 1333 рубля, Т. - в размере 83 рубля.

22.11.99 Б., а 27.12.99 Т. были направлены в отпуск по беременности и родам, при этом свои листки нетрудоспособности по беременности и родам, а также справку о ранней постановке на учет по беременности Т. передала М.А., по его просьбе, а Б. - М.. После чего М. с помощью не установленного следствием лица подделал подпись ревизора в листках нетрудоспособности Б. и Т., для того чтобы данные документы соответствовали предъявляемым требованиям. В январе 2000 г. М. направил в филиал отделения Фонда письмо с просьбой перечислить на расчетный счет ТОО "Тверской нард-клуб" 31392 руб. для выплаты пособия по беременности и родам Т. и 02.06.2000 на расчетный счет организации. Филиал отделения Фонда перечислил указанную сумму, которую М. и М.А. присвоили и распорядились по своему усмотрению.

10.12.1999 М. направил в филиал отделения Фонда письмо с просьбой перечислить на расчетный счет ТОО "Тверская федерация го" деньги в размере 31750 руб. для выплаты пособия по беременности и родам Б.

Однако филиал отделения Фонда отказал в перечислении денег по мотивам отсутствия у данной организации финансовых возможностей по начислению и выплате Б. явно завышенной заработной платы.

В период с ноября 1999 г. по январь 2000 г. М., имея прямой умысел на подделку официального документа, предоставляющего права и освобождающего от обязанностей, в двух листках нетрудоспособности по беременности и родам на имя Т. и в одном на имя Б. произвел рукописные записи от имени несуществующих ревизоров К. и С., а с помощью не установленного следствием лица подделал их подписи для того чтобы данный документ соответствовал предъявляемым ему требованиям. Данный листок нетрудоспособности Т. был направлен подсудимыми в филиал отделения Фонда для завладения средствами государственного социального страхования путем обмана.

Подсудимые вину в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п.п. "а", "б", 327 ч. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации, не признали и пояснили суду, что две общественные организации зарегистрировали для популяризации таких редких настольных игр, как го и нарды.

Для привлечения желающих расклеили по городу объявления, по одному из них позвонила Т. в целях трудоустройства, а затем и Б. О том, что обе находятся на больших сроках беременности, не знали, по внешнему виду определить это было невозможно. Подсудимый М. как председатель правления издал приказы о приеме женщин на работу, ознакомил с должностными инструкциями, по его поручению М.А. ездил к Т. за документами. После того, как женщины представили листки нетрудоспособности на оплату, обратился с письмами в филиал отделения Фонда. Т. были перечислены деньги, но она отказалась их получать, поэтому возвратил их обратно. В выплате пособия Б. отказали, в связи с чем он обратился с иском в суд. Намерения завладеть чужими денежными средствами не имели, документы не подделывали.

Объективно вина подсудимых в совершении преступлений подтверждена протоколами выемки и осмотра документов, сведениями из налоговых инспекций, из которых усматривается, что обе общественные организации хозяйственной деятельностью, предусмотренной их Уставами, не занимались, то есть существовали только на бумаге.

Факт частичного получения подсудимыми средств государственного социального страхования в размере 31000 руб. по листкам нетрудоспособности Т. подтверждается карточкой с образцами банковской подписи подсудимого М. и подлинником чека от 08.06.2000 о получении лично им указанной суммы. Направленность умысла на завладение 31666 руб. подтверждается письмом за подписью подсудимого М. с предложением оплатить и листок нетрудоспособности Б.

Приведенными доказательствами полностью опровергаются показания подсудимых о их непричастности к совершению преступлений.

Не убедительны, по мнению суда, утверждения подсудимых относительно того, что полученная сумма для выплаты пособия Т. была оприходована в ТОО "Тверской нард-клуб", в связи с чем на обозрение суду представлялись кассовая книга и приходный кассовый ордер. Достоверно установлено, что единственными членами данной организации являлись подсудимые, именно они обладали в силу этого правом распоряжения денежными средствами. Более того, для суда юридическое значение имеет факт выбытия из владения Тверского регионального отделения Фонда денежных средств путем совершения подсудимыми мошеннических действий.

Анализ исследованных доказательств позволил суду сделать вывод о доказанности вины подсудимых в совершении преступлений.

Из предъявленного обвинения, по мнению суда, подлежит исключению квалифицирующий признак - совершение мошенничества с использованием служебного положения как ошибочно вмененный.

Как установлено судебным разбирательством, подсудимый М. на момент совершения преступления являлся председателем правления ТОО "Тверская федерация го" и ТОО "Тверской нард-клуб", а М.А. - членом этих организаций. Членство в общественной организации не наделяет лицо статусом служащего, поэтому данный квалифицирующий признак подлежит исключению.

Поскольку преступления совершались двумя подсудимыми, то есть в группе лиц, по предварительному сговору, о чем свидетельствуют их согласованные и целенаправленные действия, направленные на завладение чужим имуществом путем обмана, их действия в этой части подлежат переквалификации как покушение на мошенничество группой лиц по предварительному сговору.

В остальной части действия подсудимых, выразившиеся в покушении на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, в крупном размере, по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. "б" Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицированы правильно.

Создание лжеорганизаций для последующего приема на работу только беременных женщин и только на больших сроках беременности, установление им экономически не обоснованного завышенного размера зарплаты с целью обращения в свою собственность средств, причитающихся для выплаты пособий по беременности и родам, в крупном размере составляют объективную сторону совершенного преступления.

Учитывая, что деяния как по эпизоду с Б., так и по эпизоду с Т. охватываются единым умыслом подсудимых, направлены на завладение средств одного и того же источника, одним и тем же способом, покушению на хищение органами следствия дана правильная юридическая оценка как продолжаемому, но не как повторному преступлению. В связи с этим размер имущества, на хищение которого был направлен умысел подсудимых, определяется сложением.

Принимая во внимание, что для оплаты листков нетрудоспособности Т. на расчетный счет ТОО "Тверской нард-клуб" поступило 33842 руб., а для выплаты пособия Б. было истребовано 31750 руб., общая сумма составляет 65592 руб., что в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда - 83 руб. 49 коп., действующий на момент совершения преступления.

У суда нет оснований сомневаться в правильности оценки действий подсудимых как неоконченного состава преступления, а именно покушения.

По эпизоду с Б. выплата пособия Пролетарским филиалом отделения Фонда не была произведена по не зависящим от подсудимых обстоятельствам, а именно в силу незнания ими юридических тонкостей: ТОО "Тверская федерация го" было поставлено на учет в отделение Фонда позднее, чем работник ушел в отпуск по беременности и родам, что и послужило причиной отказа в выплате пособий. Работниками Московского филиала отделения Фонда была проведена более квалифицированная проверка, чем Пролетарским филиалом, в связи с чем были обнаружены фиктивные документы, представленные для производства выплаты.

Из предъявленного обвинения подсудимому М.А. подлежит исключению ст. 327 ч. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации за недоказанностью.

Из показаний подсудимых следует, что оформлением всех документов, связанных с приемом на работу, выплатой пособий занимался только председатель правления обеих организаций в лице подсудимого М., именно наличие его записей в листках нетрудоспособности Т. и Б. подтверждено заключением почерковедческой экспертизы.

Вменяя обоим подсудимым подделку документов, органы следствия сослались на то, что подпись от имени ревизоров подделана ими с помощью не установленного следствием лица, в чем выразилась объективная сторона совершенного преступления М.А., не указано.

Какие-либо доказательства данного утверждения отсутствуют, в связи с чем все неустранимые сомнения в этой части судом были истолкованы в пользу подсудимого М.А.

При назначении вида и размера наказания суд учел степень общественной опасности содеянного и личность подсудимых.

Приговором суда:

М. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. "б", ст. 327 ч. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев без конфискации имущества;

М.А. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. "б" Уголовного кодекса Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев без конфискации имущества.

Приговор был обжалован и коллегией по уголовным делам Тверского областного суда от 03.07.2001 оставлен без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Приговор вступил в законную силу.

 

Приложение N 1

 

Определение

Конституционного Суда Российской Федерации

от 15 мая 2001 г. N 90-О

 

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс" на нарушение конституционных прав и свобод частью первой статьи 9 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "Юридическая фирма "Юрконс",

 

установил:

 

1. По решению директора филиала N 2 Воронежского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 1 декабря 2000 года с расчетного счета общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс" в бесспорном порядке взыскано 22 рубля недоимки по страховым взносам.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "Юридическая фирма "Юрконс" просит признать не соответствующей Конституции Российской Федерации примененную в отношении его часть первую статьи 9 Федерального закона от 2 января 2000 года "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год", согласно которой суммы недоимок и пеней по страховым взносам взыскиваются Фондом социального страхования Российской Федерации и его исполнительными органами в бесспорном порядке путем направления в банк или иную кредитную организацию, в которой открыты счета плательщика, инкассового поручения (распоряжения) на списание со счета плательщика - юридического лица и перечисление в соответствующий исполнительный орган Фонда необходимых денежных средств.

По мнению заявителя, Фонд социального страхования Российской Федерации не входит в структуру федеральных органов власти, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 2000 года N 867, а потому не является органом государственной власти, и наделение его в отношениях со страхователями властными полномочиями по взысканию в бесспорном порядке недоимок и пеней противоречит закрепленным в статьях 10 и 11 Конституции Российской Федерации принципам организации государственной власти в Российской Федерации и нарушает право частной собственности, гарантированное статьей 35 Конституции Российской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации, исходя из целей социального государства, закрепленных в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39 часть 1).

В соответствии с Федеральным законом от 16 июля 1999 года "Об основах обязательного социального страхования" обязательное социальное страхование - часть государственной системы социальной защиты населения, спецификой которой является осуществляемое в соответствии с федеральным законом страхование работающих граждан от возможного изменения материального и (или) социального положения, в том числе по независящим от них обстоятельствам (часть вторая статьи 1); к основным принципам осуществления обязательного социального страхования относятся, в частности, его всеобщий обязательный характер, выражающийся в том, что данные отношения возникают в силу закона, то есть независимо от воли его участников, а также государственное регулирование системы обязательного социального страхования (статья 4); средства обязательного социального страхования являются федеральной государственной собственностью (пункт 3 статьи 13); управление системой обязательного социального страхования осуществляется Правительством Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации, а само страхование и оперативное управление его средствами - страховщиками, создаваемыми Правительством Российской Федерации, в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (пункты 1, 2, 4 и 5 статьи 13).

3. Обеспечение проведения в Российской Федерации единой государственной политики в области социального обеспечения и управление федеральной собственностью осуществляются, согласно Конституции Российской Федерации, Правительством Российской Федерации (статья 114, пункты "в" и "г" части 1). Фонд социального страхования Российской Федерации создан при Правительстве Российской Федерации для реализации возложенных на Правительство Российской Федерации полномочий в социальной сфере и в соответствии с предоставленным ему правом учреждать подотчетные ему органы и организации (статьи 12, 13, 14 и 16 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации") для управления средствами государственного социального страхования как специализированное финансово-кредитное учреждение (пункт 2 Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации, в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 19 февраля 1996 года N 166).

Фонд социального страхования Российской Федерации, образованный с соблюдением установленного порядка при Правительстве Российской Федерации в качестве страховщика с предоставлением ему соответствующих полномочий по управлению средствами государственного социального страхования, являющимися федеральной собственностью, выполняет тем самым обязанности государства по обеспечению права, гарантируемого статьей 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации и Федеральным законом "Об основах обязательного социального страхования", что и определяет его публично-правовой статус.

Следовательно, отношения между Фондом социального страхования Российской Федерации и организациями-страхователями носят не гражданско-правовой, как полагает заявитель, а публичный характер, что обусловливает наделение его определенными властными полномочиями, в том числе по взысканию в бесспорном порядке недоимок и пеней по страховым взносам. Таким образом, ссылка заявителя на статьи 10 и 11 Конституции Российской Федерации в данном случае является необоснованной.

4. Страховые взносы в государственные социальные внебюджетные фонды представляют собой установленные законом обязательные платежи, являющиеся формой отчуждения денежных средств страхователей и застрахованных для обеспечения не только частных, но и публичных интересов, что сближает их с налоговыми платежами. Бесспорный порядок взыскания недоимок и пеней по обязательным платежам с налогоплательщика - юридического лица при наличии последующего судебного контроля как способа защиты прав юридического лица не противоречит требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьи 35. Данная правовая позиция изложена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год" и Постановлении от 17 декабря 1996 года по делу о проверке конституционности подпунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции".

Вместе с тем следует учесть, что после введения в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации платежам в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации и фонды обязательного медицинского страхования Российской Федерации придан характер единого социального налога (взноса), взыскание недоимок и пеней по которому, а также применение штрафных санкций возложены на налоговые органы.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Юрконс", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, а также поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее были вынесены постановления, сохраняющие свою силу.

2. Определение по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Приложение N 2

 

Верховный Суд Российской Федерации

Решение

от 14 марта 2001 г. N ГКПИ2001-64

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего -

    судьи Верховного Суда Российской Федерации   Романенкова Н.С.,

    при секретаре                                    Д.,

    с участием прокурора                               Белан М.Г.

 

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе общероссийского общественного движения "За права человека" и К. о признании незаконными предпоследнего абзаца п. 21 и абзаца 4 п. 25 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101,

 

установил:

 

заявители: ООД "За права человека" и К. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой о признании незаконными предпоследнего абзаца п. 21 и абзаца 4 п. 25 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1994 г. N 101, в редакции Постановления Правительства РФ от 22 ноября 1997 г. N 1471. В судебном заседании заявитель К., представляющий также интересы ООД "За права человека", поддержал заявленные требования и просил суд признать не действующими и неподлежащими применению предпоследний абзац п. 21 и абзац 4 п. 25 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации" с даты вступления в силу Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования".

Оспариваемые положения нормативного акта нарушают права застрахованных лиц на получение страхового возмещения, определенного федеральным законодательством.

Представители заинтересованного лица Правительства РФ Н.Л., Б.В., Б.Ю. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили в суде, что положения оспариваемого нормативного акта не противоречат действующему законодательству и не нарушают прав граждан.

Выслушав объяснения заявителя К., представляющего также интересы ООД "За права человека", представителей заинтересованного лица Правительства РФ Н.Л., Б.В., Б.Ю., исследовав материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Белан М.Г., полагавшей, что жалоба не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии со ст. 13 Гражданского кодекса Российской Федерации ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации" устанавливает, что Правительство Российской Федерации осуществляет свою деятельность на основе Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и указов Президента Российской Федерации. Статьей 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Обязательное социальное страхование является частью государственной системы социальной защиты населения.

Указом Президента Российской Федерации от 28 сентября 1993 г. N 1503 управление государственным социальным страхованием возложено на Правительство Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 октября 1993 г. N 1094 определено, что до принятия соответствующего законодательного акта управление государственным социальным страхованием Правительство Российской Федерации осуществляет через органы Фонда социального страхования Российской Федерации.

Постановлением от 12 февраля 1994 г. N 101 Правительство Российской Федерации утвердило "Положение о Фонде социального страхования Российской Федерации" (в ред. постановлений Правительства РФ от 24.07.95 N 741, от 19.02.96 N 166, от 15.04.96 N 462, от 23.12.96 N 1529, от 22.11.97 N 1471, от 23.12.99 N 1431).

Председатель Фонда социального страхования Российской Федерации руководит деятельностью Фонда и несет персональную ответственность за выполнение возложенных на него задач. Согласно предпоследнему абзацу п. 21 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации" председатель Фонда ежегодно утверждает норматив расходов на санаторно-курортное обслуживание работников и их детей. Региональные и центральные отраслевые отделения Фонда и их филиалы устанавливают для страхователей в соответствии с инструкцией нормативы расходов, необходимые для обеспечения государственных гарантий по социальному страхованию работников (абзац 4 п. 25 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации").

В судебном заседании Верховного Суда Российской Федерации заявитель К. не мог пояснить, какому федеральному закону не соответствуют положения оспариваемого нормативного акта, определяющего полномочия органов управления Фондом.

Из объяснений представителя Правительства Российской Федерации Н.Л. в суде следует, что заявители неверно оценивают порядок обеспечения из средств государственного социального страхования социальных страховых рисков (страховых случаев) и других видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию. Санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей к страховым рискам не относится.

Согласно ст. 7 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования" видами социальных страховых рисков являются:

1) необходимость получения медицинской помощи;

2) временная нетрудоспособность;

3) трудовое увечье и профессиональное заболевание;

4) материнство;

5) инвалидность;

6) наступление старости;

7) потеря кормильца;

8) признание безработным;

9) смерть застрахованного лица или нетрудоспособных членов его семьи, находящихся на его иждивении.

Оплата путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию.

Федеральным законом "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2001 год" определена сумма средств бюджета Фонда, которая подлежит направлению в 2001 г. на оплату путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей.

Кроме того, статьей 10 данного Федерального закона установлено, что за счет средств обязательного социального страхования в 2001 г. производятся расходы на полную или частичную оплату стоимости путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление для работников и членов их семей в здравницы, расположенные на территории Российской Федерации, из расчета в пределах 265 руб. на одного человека в сутки не более чем за 24 дня пребывания в здравнице.

Оплата путевок на долечивание в санаторно-курортных учреждениях непосредственно после стационарного лечения производится в полном размере.

Порядок и условия приобретения, распределения, выдачи путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей, сроки продолжительности лечения в здравницах, а также перечень заболеваний на долечивание в санаторно-курортных учреждениях определяются Правительством Российской Федерации.

Представитель Правительства Российской Федерации Н.Л. пояснила в суде, что Фонд, осуществляя управление средствами государственного социального страхования, устанавливает норматив расходов на санаторно-курортное обслуживание работников и их детей в пределах средств бюджета Фонда, выделенных на эти цели, т.к. в каждом регионе различные условия. Региональные и центральные отраслевые отделения Фонда устанавливают для страхователей нормативы расходов, необходимые для обеспечения государственных гарантий по социальному страхованию работников.

В случае превышения суммы расходов по государственному социальному страхованию над суммой начисленного единого социального налога, подлежащего зачислению в Фонд, страхователь обращается за возмещением средств в отделение Фонда.

При таких обстоятельствах суд считает несостоятельными доводы заявителей, что норматив, установленный для страхователей, нарушает права застрахованных лиц на получение страхового возмещения.

Учитывая, что оспариваемый нормативный акт соответствует действующему законодательству, издан в пределах полномочий Правительства Российской Федерации и не нарушает права и свободы заявителей, поданная жалоба не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191, 192, 197, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

жалобу общероссийского общественного движения "За права человека" и К. о признании незаконными предпоследнего абзаца п. 21 и абзаца 4 п. 25 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101, оставить без удовлетворения. Решение может быть обжаловано или опротестовано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.

 

Верховный Суд Российской Федерации

Определение

Дело N КАС01-209

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Федина А.И.,

    членов коллегии                                     Кебы Ю.Г.,

                                                     Анохина В.Д.,

    с участием прокурора                            Федотовой А.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 28 июня 2001 г. гражданское дело по жалобе общероссийского общественного движения "За права человека" и К. на предпоследний абзац п. 21 и абзац 4 п. 25 "Положения о Фонде социального страхования Российской Федерации", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 года N 101, по кассационной жалобе К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2001 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Правительства Российской Федерации Н.Л., Б.Ю. и Б.В., возражавших против жалобы, заслушав заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

постановлением от 12 февраля 1994 года N 101 Правительство Российской Федерации утвердило "Положение о Фонде социального страхования Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями).

К. от своего имени и как представитель общероссийского общественного движения "За права человека" обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой на предпоследний абзац пункта 21 и абзац 4 пункта 25 этого Положения, предусматривающие, что председатель Фонда ежегодно утверждает норматив расходов на санаторно-курортное обслуживание работников и их детей (предпоследний абзац п. 21), а региональные и центральные отраслевые отделения Фонда и их филиалы устанавливают для страхователей в соответствии с инструкцией нормативы расходов, необходимые для обеспечения государственных гарантий по социальному страхованию работников.

В обоснование жалобы заявители сослались на несоответствие оспоренных абзацев Положения федеральному закону и нарушение прав и законных интересов граждан.

Верховный Суд Российской Федерации постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе К. ставит вопрос об отмене судебного решения, сославшись на ошибочность выводов суда о соответствии обжалованного акта закону и отсутствии нарушений прав и интересов заявителей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

Отказывая в удовлетворении жалобы, Верховный Суд Российской Федерации пришел к правильному выводу о соответствии оспоренных абзацев Положения требованиям федерального закона и о наличии у Правительства Российской Федерации законных полномочий для принятия такого нормативного правового акта.

Так, Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации" устанавливает, что Правительство Российской Федерации осуществляет свою деятельность на основе Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и указов Президента Российской Федерации.

Статьей 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Обязательное социальное страхование является частью государственной системы социальной защиты населения.

Указом Президента Российской Федерации от 28 сентября 1993 г. N 1503 управление государственным социальным страхованием возложено на Правительство Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 октября 1993 г. N 1094 определено, что до принятия соответствующего законодательного акта управление государственным социальным страхованием Правительство Российской Федерации осуществляет через органы Фонда социального страхования Российской Федерации.

Признавая оспоренные нормы акта соответствующими закону, суд первой инстанции исходил также из того, что заявители неверно понимают порядок обеспечения из средств государственного социального страхования социальных страховых рисков (случаев) и других видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию.

При этом суд обоснованно исходил из того, что обеспечение из средств государственного социального страхования на санаторно-курортное лечение (обслуживание) является правом, а не обязанностью государства.

Этот вывод суда соответствует положению ст. 39 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Как совершенно правильно указал суд в своем решении, заявители не смогли указать закон, который бы обязывал государство производить социальное обеспечение на санаторно-курортное лечение работников в полном объеме понесенных на приобретение путевок расходов.

Такая обязанность государства законом не предусмотрена.

Федеральным же законом "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2001 год" определена конкретная сумма средств бюджета Фонда, которая подлежит направлению в 2001 г. на оплату путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей.

Кроме того, статьей 10 данного Федерального закона установлено, что за счет средств обязательного социального страхования в 2001 г. производятся расходы на полную или частичную оплату стоимости путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление для работников и членов их семей в здравницы, расположенные на территории Российской Федерации, из расчета в пределах 265 руб. на одного человека в сутки не более чем за 24 дня пребывания в здравнице.

Оплата путевок на долечивание в санаторно-курортных учреждениях непосредственно после стационарного лечения производится в полном размере.

Порядок и условия приобретения, распределения, выдачи путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей, сроки продолжительности лечения в здравницах, а также перечень заболеваний на долечивание в санаторно-курортных учреждениях определяются Правительством Российской Федерации.

Приведенные положения Федерального закона предопределяют необходимость в нормировании расходов на санаторно-курортное обслуживание работников и их детей в пределах средств бюджета Фонда, выделенных законодателем на эти цели.

В различных регионах России имеются различные условия, и в предусмотренных пределах ассигнований суммы таких расходов централизуются на уровне региональных отделений Фонда.

Изложенные обстоятельства с достоверностью свидетельствуют о том, что оспоренные положения нормативного правового акта Правительства Российской Федерации не противоречат федеральному закону, приняты в пределах законных полномочий Правительства Российской Федерации, и поэтому нельзя согласиться с доводом в кассационной жалобе о незаконном нарушении обжалованным актом конституционных прав равенства граждан в социальном обеспечении.

Кассационная коллегия также учитывает, что в случае, если заявители посчитают определение Фондом социального страхования и его отделениями в регионах нормативов расходов на санаторно-курортное обслуживание неправильным (незаконным) по мотиву несоответствия сумм расходов пределам предусмотренных федеральными законами, регулирующими бюджет Фонда социального страхования Российской Федерации на конкретные годы, ассигнований на эти цели либо по иным мотивам, они (заявители) не лишены будут возможности оспорить такие действия руководителей Фонда и его отделений в судебном порядке.

В кассационной жалобе К. ссылается на то, что необходимость санаторно-курортного лечения (оздоровления) относится к видам социальных страховых рисков. При этом автор жалобы ссылается на ст. ст. 1 и 8 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования".

Между тем данный довод заявителя не имеет правового значения для разрешения настоящего спора по нормоконтролю акта Правительства Российской Федерации, полностью соответствующего (как указано выше) требованиям закона.

Кроме того, в специальной статье 7 приведенного Федерального закона, содержащей исчерпывающий перечень видов социальных страховых рисков, необходимость санаторно-курортного лечения в качестве такового вида не указана.

С учетом изложенных обстоятельств кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 203 и 304 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2001 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Приложение N 3

 

Решение

Пресненского районного суда г. Москвы

 

3 апреля 2001 г. Пресненский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Печениной Т.А., при секретаре К.Е., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1720/2001 по иску В., С. к Страховому акционерному обществу "Ингосстрах-Россия", Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании невыплаченной части пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда,

 

установил:

 

истцы обратились в суд с вышеназванным иском, в обоснование своих требований указывают, что работают в САО "Ингосстрах-Россия", В. - в должности начальника Управления, С. - в должности заместителя генерального директора. В. был временно нетрудоспособен по причине болезни с 5 по 21 июня 2000 г. и с 3 по 19 января 2001 г., С. был временно нетрудоспособен по причине болезни с 17 по 20 октября и с 13 по 26 декабря 2000 г. За эти периоды времени САО "Ингосстрах-Россия" начислило и выплатило им пособие по временной нетрудоспособности: В. - в размере 14255,23 рубля, С. - в размере 7650 рублей, в соответствии с предписаниями, содержащимися в письме Фонда социального страхования РФ от 17 марта 2000 г. N 02-18/05-1335 "Об Указе Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности".

Считая, что при расчете пособия были применены не соответствующие Конституции Российской Федерации, КЗоТ РФ, Федеральному закону "Об основах обязательного социального страхования" Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" и письмо Фонда социального страхования РФ от 17 марта 2000 г. N 02-18/05-1335 "Об Указе Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности"", в связи с чем им не были выплачены пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов заработка, истцы просят суд взыскать с ответчиков незаконно невыплаченную им разницу в пособии по временной нетрудоспособности в размере: В. - 15960,86 рубля. С. - в размере 15939,71 рубля согласно приведенным в их исковом заявлении расчетам, компенсировать причиненный им невыплатой в полном объеме пособия по временной нетрудоспособности моральный вред.

В судебном заседании истцы поддержали свои исковые требования в полном объеме, просили взыскать невыплаченную часть пособия по временной нетрудоспособности и компенсацию морального вреда с Московского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации. Интересы В. по протокольному определению суда в судебном заседании представлял истец С.

Представитель САО "Ингосстрах-Россия" по доверенности исковые требования признал.

Представитель Московского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по доверенности исковые требования истцов не признал, представил письменное мнение по иску.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив его материалы, суд находит исковые требования истцов не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 39 Конституции Российской Федерации социальные пособия устанавливаются законом.

В соответствии с ч. 2 ст. 22 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования" порядок обращения за страховым обеспечением, размер и порядок индексации страхового обеспечения устанавливаются в соответствии с федеральным законом о конкретных видах обязательного социального страхования.

До настоящего времени в Российской Федерации нет федерального закона, регулирующего порядок обращения, размер и порядок индексации выплат пособий по временной нетрудоспособности.

Согласно ст. 239 КЗоТ РФ пособие по временной нетрудоспособности вследствие трудового увечья или профессионального заболевания выдается в размере полного заработка, а в остальных случаях - в размере от 60 до 100 процентов заработка в зависимости от продолжительности непрерывного трудового стажа, числа несовершеннолетних детей-иждивенцев и других обстоятельств. Минимальный размер пособия по временной нетрудоспособности устанавливается на уровне 90 процентов минимальной оплаты труда.

По мнению суда, в свете прямого указания в норме закона на "другие обстоятельства", такая редакция ст. 239 КЗоТ Российской Федерации не исключает возможностей установления правил учета заработка и ограничения его размера. При этом сам КЗоТ Российской Федерации устанавливает лишь минимальный размер пособия по временной нетрудоспособности.

Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" установил, что впредь до принятия соответствующего федерального закона пособие по временной нетрудоспособности исчисляется исходя из фактического заработка работающих граждан и не может превышать за полный календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда, установленному федеральным законом. Пособие по временной нетрудоспособности без ограничения его максимального размера выплачивается отдельным категориям работающих граждан в случаях, установленных федеральными законами.

По мнению суда, несостоятельны ссылки истцов на противоречие вышеназванного Указа ст. 39 Конституции Российской Федерации, т.к. из текста этой статьи усматривается, что федеральным законом устанавливаются социальные пособия, например пособие по временной нетрудоспособности, пособие на погребение, пособие по беременности и родам и т.д., а не их размеры.

Также не могут быть приняты во внимание ссылки истцов на несоответствие Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. ст. 22 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования", т.к. из текста этой статьи видно, что она также не определяет размер пособия по временной нетрудоспособности и регламентирует, что этот размер должен устанавливаться федеральным законом о конкретных видах обязательного социального страхования, в данном случае федеральным законом о пособиях по временной нетрудоспособности в связи с болезнью. Как уже говорилось, в настоящее время такого федерального закона нет.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 90 Конституции Российской Федерации, Президент Российской Федерации издает указы, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации. Указы не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Из вышеизложенного видно, что Указ в части ограничения размера пособия по временной нетрудоспособности за полный календарный месяц 85-кратным минимальным размером оплаты труда не противоречит ни Конституции Российской Федерации, ни федеральным законам, в связи с чем обязателен для исполнения на всей территории Российской Федерации.

В связи с принятием данного Указа Положение о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденное Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 года N 13-6 с изменениями и дополнениями, в части размера пособия по временной нетрудоспособности, должно применяться с учетом положения данного Указа, в связи с чем несостоятельны ссылки истцов, что им пособие по временной нетрудоспособности должно выплачиваться на основании п. 30 данного Положения в размере 100 процентов заработка, т.к. они имеют непрерывный трудовой стаж более 8 лет.

Не могут быть приняты во внимание и доводы В. и С. о том, что письмо Фонда социального страхования Российской Федерации от 17 марта 2000 г. N 02-18/05-1335 "Об Указе Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности" противоречит самому Указу. Истцы считают, что пособие по Указу выплачивается исходя из фактического заработка, однако эта сумма не может превышать за календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда. Исходя из этого истцы делают выводы, "что в каждом календарном месяце пособие выплачивается в размере полного заработка, если не превышает этот лимит в течение месяца, а в случае превышения - в сумме лимита".

Однако при внимательном прочтении текста Указа видно, что пособие по временной нетрудоспособности исчисляется исходя из фактического заработка и не может превышать за полный календарный месяц сумму, равную 85-кратному минимальному размеру оплаты труда.

Следовательно, размер дневного пособия, исчисленного из фактического заработка в соответствии с Положением о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденным Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 года N 13-6, с изменениями и дополнениями, не должен превышать максимальный размер дневного пособия по временной нетрудоспособности.

Таким образом, вышеназванная методика расчета пособия по временной нетрудоспособности, содержащаяся в письме Фонда, не противоречит самому Указу.

Истцы в судебном заседании не отрицали, что расчет выплаченных им пособий по временной нетрудоспособности произведен в соответствии с письмом Фонда социального страхования Российской Федерации от 17 марта 2000 г. N 02-18/05-1335 "Об Указе Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности"; расчет, приведенный истцами в приложении к исковым заявлениям по методике этого Указа, полностью совпадает с расчетом, приведенным МРО Фонда социального страхования Российской Федерации по такой же методике в приложении к отзыву на иски.

При таких обстоятельствах суд считает, что пособия по временной нетрудоспособности были выплачены истцам в соответствии с действующим законодательством, оснований для взыскания с ответчиков такого пособия в большем размере не имеется, в связи с чем не могут быть удовлетворены исковые требования В. и С. о взыскании с ответчиков невыплаченной части пособия по временной нетрудоспособности.

Так как истцам отказано в исковых требованиях о взыскании невыплаченной части пособий по временной нетрудоспособности, не могут быть удовлетворены и их требования о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда.

Кроме того, в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 от 20 декабря 1994 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда", положение о компенсации морального вреда согласно ст. 151 ГК РФ, которая введена в действие с 1 января 1995 г., сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями (бездействием), нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии указания об этом в законе. В настоящее время в КЗоТ РФ отсутствует норма, регламентирующая компенсацию морального вреда в связи с неполной выплатой пособия по временной нетрудоспособности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

в иске В., С. к Страховому акционерному обществу "Ингосстрах-Россия", Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании невыплаченной части пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда - отказать.

Решение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение 10 дней.

 

 






Яндекс цитирования


Интернет портал официальных письменных разъяснений от органов государственной власти РФ.
Настоящий проект создан специально для разъяснения и правильного понимания Российского законодательства всеми гражданами РФ.
Проект призван помочь Вам в борьбе с существующей бюрократией.
Если администрация предприятия (работодатель, поставщик услуг, продукции) или чиновники местного значения попирают Ваши законные права, то самое правильное и выгодное для Вас решение - найти на данном сайте письмо с официальным разъяснением по аналогичной проблеме и предъявить его Вашим "обидчикам" с целью восстановления справедливости и повышения их юридической грамотности. Материалы сайта помогут также составить Вам грамотное обращение (жалобу, требование, заявление) с указанием мнения (ссылки на официальное письмо) вышестоящего органа государственной власти.

Внимание! В соответствии с Гражданским кодексом РФ не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы. Все документы (письма) данного ресурса исходят от государственных органов и имеют официальный характер, поэтому все они не считаются объектами авторского права на территории России. В связи с этим Вы можете использовать любые материалы данного сайта без каких-либо ограничений и по своему усмотрению.

© www.PismoChinovnika.Ru, 2011 - 2017