| PismoChinovnika.Ru | Контакты |
 


 

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 15 марта 2002 г.

 

О РЕЗУЛЬТАТАХ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ ПРИНЕСЕНИЯ

ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРОЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРОТЕСТОВ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА В ПРЕЗИДИУМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(ПО ДАННЫМ ЗА 2001 Г.)

 

(извлечение)

 

В 2001 году Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в порядке судебного надзора рассмотрено 425 уголовных дел в отношении 683 человек. Протесты заместителей Генерального прокурора Российской Федерации послужили основанием для пересмотра 179 уголовных дел (42,1% от их общего количества), по которым привлечено к ответственности 324 лица (47,8%). Из числа принесенных руководством Генеральной прокуратуры Российской Федерации протестов признаны обоснованными и удовлетворены 155 (86,5%) в отношении 266 человек (82%), отклонено 24 протеста в отношении 58 лиц. Протестов руководителей Верховного Суда Российской федерации удовлетворено 239 на 352 лица, отклонено 7 в отношении 7 человек.

Сравнение приведенных статистических данных двух последних отчетных лет показывает их незначительное расхождение как в процентном, так и в абсолютном исчислении. Разница же между количеством отклоненных прокурорских протестов и протестов, внесенных руководителями Верховного Суда Российской Федерации, объясняется прежде всего следующим.

Именно Генеральная прокуратура инициировала пересмотр судом высшей надзорной инстанции оправдательных приговоров, постановлений о дополнительном расследовании и определений суда второй инстанции об отмене обвинительных приговоров, а такие судебные решения, как правило, опровергнуть очень сложно. При этом важно было как в конкретном случае, так и для дальнейшей судебной практики получить ответы Президиума Верховного Суда Российской Федерации на поставленные в протестах вопросы. Значительная часть этих вопросов вынесена на обсуждение в связи с необходимостью однозначности в понимании и применении отдельных положений действующего законодательства.

В протестах руководства Генеральной прокуратуры Российской Федерации ставились на разрешение многие другие важные вопросы, возникающие в процессе уголовного судопроизводства, и, как свидетельствуют приведенные выше статистические показатели, в абсолютном большинстве случаев прокурорские протесты признаны обоснованными и удовлетворены.

Среди удовлетворенных протестов, подготовленных в Генеральной прокуратуре Российской Федерации (равно как и среди протестов, внесенных руководителями Верховного Суда Российской Федерации), самая значительная часть была направлена на исправление ошибок, вызванных неправильным применением норм Уголовного кодекса Российской Федерации. В связи с нарушением положений уголовного закона отменено 53 постановления суда в отношении 77 лиц, в том числе по прокурорским протестам 34 в отношении 45 лиц. Те же основания послужили причиной внесения изменений в 270 судебных постановлений в отношении 413 человек, в том числе по прокурорским протестам изменено 95 приговоров в отношении 161 человека.

Примеры судебных ошибок, исправленных высшей надзорной инстанцией в 2001 году, о которых сообщалось в предыдущих информационных письмах, в настоящем обзоре не приводятся. Полагаем необходимым ознакомить работников прокуратуры с постановлениями Президиума Верховного Суда Российской Федерации, которые, как представляется, мало известны и в то же время важны для правоприменения.

Среди положений Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации большое количество ошибок было связано с применением норм о давности привлечения к уголовной ответственности. Не всегда принималось во внимание то, что сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно, со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу, а для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, сроки давности сокращаются наполовину. Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо за истечением сроков давности освобождается от уголовной ответственности, а не от наказания, как это указано в ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР. Вместе с тем сохраняется положение ч. 5 ст. 5, требующее продолжения производства по делу, если обвиняемый возражает против его прекращения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 14 февраля 2001 года рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на приговор суда присяжных Московского областного суда от 24 апреля 2000 года, по которому Кузнецов осужден по совокупности преступлений, в том числе предусмотренных ч. 3 ст. 146, ст. 17, ч. 3 ст. 146 УК РСФСР.

Эти преступления, отнесенные ст. 7.1 УК РСФСР к категории тяжких, совершены Кузнецовым в феврале - декабре 1994 года в несовершеннолетнем возрасте. Согласно ст. 48 УК РСФСР лицо не могло быть привлечено к уголовной ответственности за тяжкие преступления по истечении 10 лет. УК РФ предусматривает такой же срок давности уголовного преследования, а в соответствии со ст. 94 УК РФ для несовершеннолетних этот срок сокращается наполовину. Кузнецов не уклонялся от следствия или суда, течение срока давности не приостанавливалось, а с учетом положений ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, к моменту рассмотрения дела в суде первой инстанции (20 апреля 2000 года) истекло 5 лет, и он подлежал освобождению от уголовной ответственности.

На основании изложенного Президиум Верховного Суда Российской Федерации судебные постановления по делу Кузнецова отменил, дело производством прекратил на основании ст. 78 УК РФ за истечением сроков давности.

Постановлением судьи Чукотского автономного округа от 22 июня 2001 года уголовное дело в отношении Володина, обвинявшегося по ч. 1 ст. 298, прекращено производством за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отклонила частную жалобу Володина, не согласившегося с принятым решением. Суд кассационной инстанции, сославшись на ст. 234 УПК РСФСР, указал, что если судебное разбирательство по делу не проводилось, то судья вправе при назначении дела к слушанию прекратить его без согласия обвиняемого.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации с данным утверждением не согласился и, признав обоснованным протест заместителя Генерального прокурора Российской федерации, судебные постановления отменил, указав, что вне зависимости от стадии судебного производства по делу его прекращение за истечением срока давности не допускается, если обвиняемый возражает против этого.

Правила назначения наказания по-прежнему вызывают сложности, особенно те из них, которые связаны с применением положений статей 64, 68, 69 - 70 УК РФ.

Важное разъяснительное значение имеет Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2001 года по уголовному делу в отношении Предущенко, осужденного судом присяжных Алтайского краевого суда 21 сентября 2000 года по совокупности преступлений, предусмотренных п. "н" ч. 2 ст. 105, п. "г" ч. 2 ст. 158, ст. 116 УК РФ.

Предущенко, ранее судимый за умышленное тяжкое преступление (ст. 103 УК РСФСР), вновь совершил особо тяжкое преступление, что в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ влечет признание рецидива преступлений особо опасным. Это обстоятельство, как указано в приговоре, обусловило назначение Предущенко наказания по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ, т.е. не менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления.

Кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации, принимая решение об изменении приговора, указала на то, что предыдущая непогашенная судимость Предущенко за умышленное убийство является квалифицирующим признаком совершенного им нового преступления и это предопределило квалификацию его действий по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Следовательно, по мнению кассационной палаты, наказание осужденному необходимо было назначать с учетом требований ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, соглашаясь с протестом заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, решение кассационной инстанции признал не соответствующим закону. При этом указано, что правила, изложенные в части 3 статьи 68 УК РФ, применяются лишь в случаях, когда статья (или часть статьи) Особенной части УК РФ содержит указание на судимость лица как на квалифицирующий признак при совершении нового преступления. На другие квалифицирующие признаки, в том числе и неоднократность преступлений, правила ч. 3 ст. 68 УК РФ не распространяются.

Не менее значимыми представляются постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации, в которых содержится вывод о том, что правила о назначении окончательного наказания по совокупности приговоров (ч. 5 ст. 69 и ст. 70 УК РФ) путем частичного или полного сложения наказаний, если лицо ранее было осуждено условно, распространяются лишь на случаи совершения нового преступления в течение испытательного срока (а не до него).

Например, Кемеровским областным судом 4 июля 2000 года Семенов осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 131 и п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ. Окончательное наказание Семенову определено по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и приговору от 19 ноября 1999 года. Между тем 19 ноября 1999 года Семенов был осужден к условной мере наказания, а последующий приговор вынесен за преступления, совершенные до 19 ноября 1999 года.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении по настоящему делу от 31 октября 2001 года указал, что при таких обстоятельствах правила ст. 69 УК РФ применены быть не могут. Приговоры по первому и второму делу должны исполняться самостоятельно, поскольку отсутствуют основания для отмены условного осуждения, перечень которых в статье 74 УК РФ исчерпывающий.

Долгое время отсутствовала единая судебная практика относительно вида исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание лицам, осужденным к лишению свободы при наличии особо опасного рецидива преступлений и ранее не отбывавшим наказание в виде лишения свободы.

Ответ на этот вопрос был дан как в постановлениях Президиума по конкретным делам, так и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 14 от 12 ноября 2001 года "О практике назначения судами видов исправительных учреждений". В таком случае следует руководствоваться п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ и назначать осужденному исправительную колонию особого режима.

Значительное число судебных постановлений изменялось Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в связи с неверным применением норм Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Представляется, что интерес для работников прокуратуры могут иметь следующие вынесенные в 2001 году постановления, касающиеся вопросов юридической оценки действий виновных лиц.

Как известно, умышленное лишение жизни человека, пребывавшего в состоянии алкогольного опьянения и сна, не дает оснований квалифицировать действия виновного как умышленное убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии. Между тем посягательство на половую неприкосновенность лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения и в силу этого не способных оказать сопротивление, по-прежнему признается совершенным с использованием беспомощного состояния.

Этот вывод следует из Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 21 марта 2001 года по уголовному делу в отношении Ложкина, осужденного Красноярским краевым судом 20 августа 1999 года по п. п. "а", "в", "к" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 131, а также за совершение других преступлений.

Ложкин, в частности, признан виновным в том, что довел двух потерпевших до сильной степени алкогольного опьянения, затем, используя их беспомощное состояние, совершил насильственные половые акты, после чего убил обеих с целью скрыть изнасилование.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, удовлетворив протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, исключил из осуждения Ложкина только п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, подтвердив в очередной раз вывод о том, что сам факт алкогольного опьянения не может рассматриваться как беспомощное состояние и не образует соответствующего квалифицирующего признака умышленного убийства. Осуждение же Ложкина за изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевших, находившихся в сильной степени опьянения, признано правильным.

При осуществлении уголовного преследования за действия, связанные с незаконным оборотом наркотиков, для практических работников важными могут оказаться следующие постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

14 ноября 2001 года по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации отменен приговор Омского областного суда в отношении Чантиева в части его осуждения по ч. 4 ст. 228 УК РФ. Дело в этой части производством прекращено за отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Чантиев был признан виновным в том, что осенью 1997 года для личных целей собрал листья и соцветия дикорастущей конопли, затем высушил, измельчил руками и просеял через сито, получив наркотическое средство - марихуану общим весом 3760 гр., которое хранил дома. Эти действия осужденного судом первой инстанции квалифицированы как изготовление наркотических средств в особо крупном размере по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации не согласился с такой квалификацией и указал, что растение, собранное Чантиевым, высохло естественным путем. Просеивание через сито не повлияло на очистку полученного вещества от посторонних примесей и на повышение концентрации наркотического средства. При таких обстоятельствах в действиях осужденного отсутствует состав незаконного изготовления наркотических средств.

Значимым представляется Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2001 года по уголовному делу в отношении Гаранова, осужденного по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228 УК РФ и ч. 4 ст. 228 УК РФ.

Гаранов признан виновным в законном приобретении и хранении наркотических средств в крупном размере без цели сбыта, перевозке и сбыте наркотических средств в особо крупном размере. Как усматривается из материалов дела, Объедков, действуя в рамках оперативного эксперимента, обратился к Гаранову с просьбой приобрести для него героин. Гаранов согласился и, получив от Объедкова деньги, купил два пакетика с героином по 0,03 гр. (особо крупный размер). Один пакетик он оставил себе для личного потребления, а другой передал Объедкову.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев данное дело 1 августа 2001 года по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, не согласился с квалификацией действий Гаранова по ч. 4 ст. 228 УК РФ. В постановлении указано, что умыслом Гаранова охватывалось оказание Объедкову помощи в приобретении наркотика, а не его сбыт (распространение). По договоренности с Объедковым и совместно с ним Гаранов выполнил объективную сторону деяния, предусматривающего ответственность за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере. Предварительная договоренность у Гаранова состоялась не со сбытчиком, а с приобретателем героина, который и оплатил услугу. Такая договоренность не может рассматриваться как признак сбыта.

С учетом изложенного Президиумом внесены изменения в судебные решения по делу Гаранова и его действия переквалифицированы с ч. 4 ст. 228 на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Ошибки в применении положений Уголовно - процессуального кодекса РСФСР послужили причиной пересмотра Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 77 судебных постановлений по уголовным делам в отношении 130 лиц, из них по протестам прокуратуры пересмотрено 22 дела в отношении 62 человек.

При осуществлении уголовного судопроизводства допускались нарушения норм УПК РСФСР о необходимости полного и объективного разбирательства по делу, об оценке доказательств в их совокупности, имели место нарушения прав обвиняемых и подсудимых, потерпевших, гражданских истцов.

Весьма значительно число отмененных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации определений суда кассационной инстанции по тем основаниям, что участники процесса не были извещены о дне кассационного рассмотрения дела, о принесенных жалобах и протестах, а также в связи с нарушением ст. 351 УПК РСФСР, обязывающей приводить в определении основания, по которым доводы жалобы признаны неправильными или несущественными.

Постановлением от 12 сентября 2001 года признано правильным постановление судьи Свердловского областного суда от 30 марта 2001 года о направлении для дополнительного расследования уголовного дела по обвинению Сваловой и Щукиной в умышленном убийстве, сопряженном с разбойным нападением.

Основанием для обращения дела к доследованию явилось, во-первых, то, что большинство процессуальных документов, изготовленных следователем, не поддаются прочтению, а во-вторых, вместо подписи адвоката на некоторых протоколах поставлено клише.

После ознакомления с делом Президиум Верховного Суда Российской Федерации пришел к выводу, что из-за плохого почерка следователя невозможно изучить представленные материалы и решить вопрос о характере доказательств и о их достаточности для назначения судебного заседания. Утверждая о существенном нарушении правил уголовного процесса, суд обоснованно исходил из того, что непонятное содержание протоколов ввиду плохого почерка не позволяет всесторонне разобрать дело и это не может не повлиять на вынесение законного и обоснованного решения.

Кроме того, согласно ст. 102 УПК РСФСР протоколы следственных действий подписываются лицами, в них участвующими, в связи с этим следственным органам необходимо было указать, почему вместо подписи в документах проставлено клише адвоката.

Важным для прокурорско - следственной практики представляется и Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 августа 2001 года по уголовному делу в отношении Вугина и Малышева, которое направлено для дополнительного расследования постановлением судьи Московского городского суда от 26 апреля 2001 года.

Суд пришел к выводу о том, что органы предварительного следствия нарушили требования ст. ст. 3, 108 УПК РСФСР, а именно: по инкриминируемым Вугину и Малышеву деяниям, связанным с похищением Карташова и вымогательством у него денег, уголовное дело не возбуждалось. Предварительное следствие проводилось по материалам, выделенным в отдельное производство из другого дела о преступлениях, совершенных бандой братьев Шенковых и Кушникова. Ни Вугину, ни Малышеву обвинение в совершении преступлений в составе банды не предъявлялось. Шенкову и другим членам банды не предъявлялось обвинение в похищении Карташова и вымогательстве у него имущества.

При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда Российской Федерации счел обоснованным вывод суда первой и последующих инстанций о необходимости нового расследования по делу.

В Постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 года по уголовному делу в отношении Калимуллина и др. содержится весьма важное для следственно - прокурорской практики суждение, касающееся соблюдения прав обвиняемых при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР.

Постановлением судьи Свердловского областного суда от 4 октября 2000 года названное дело возвращено прокурору для дополнительного расследования в связи с нарушением требований ст. 201 УПК РСФСР, поскольку обвиняемые Калимуллин и Паришев, а также их защитники не ознакомлены со всеми материалами дела.

Отменяя постановление, Президиум Верховного Суда Российской Федерации пришел к выводу о том, что обвиняемым и их защитникам была предоставлена реальная возможность ознакомиться с делом, которой они не воспользовались.

Как видно из дела, 24 мая 2000 года Калимуллину и Паришеву было объявлено об окончании предварительного следствия с разъяснением права на ознакомление с его материалами, а также того, что при невозможности для избранных ими защитников явиться в пятидневный срок будут приняты меры для их замены.

25 мая 2000 года обвиняемым и адвокатам предоставлено для ознакомления дело в полном объеме, однако эта процедура ими явно затягивалась. 19 июня 2000 года следователем вынесены мотивированные постановления, утвержденные прокурором, которыми устанавливался срок для ознакомления до 15 августа 2000 года. Ввиду многократных неявок адвокатов график не соблюдался и к 15 августа обвиняемые не ознакомились с частью дела. Ими было заявлено ходатайство о предоставлении дополнительного времени до 29 августа, т.е. до окончания срока следствия. Это ходатайство заместителем прокурора Свердловской области было удовлетворено. После этого адвокаты перестали являться для выполнения требований ст. 201 УПК РСФСР, несмотря на многократные уведомления следователя о необходимости прибыть, а также письма на имя заведующей юридической консультации и председателя президиума Свердловской областной коллегии адвокатов.

При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда Российской Федерации, удовлетворив протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, признал необоснованным вывод суда о существенном нарушении прав обвиняемых на защиту.

 

Управление по обеспечению

участия прокуроров в рассмотрении

уголовных дел судами

 

 






Яндекс цитирования


Интернет портал официальных письменных разъяснений от органов государственной власти РФ.
Настоящий проект создан специально для разъяснения и правильного понимания Российского законодательства всеми гражданами РФ.
Проект призван помочь Вам в борьбе с существующей бюрократией.
Если администрация предприятия (работодатель, поставщик услуг, продукции) или чиновники местного значения попирают Ваши законные права, то самое правильное и выгодное для Вас решение - найти на данном сайте письмо с официальным разъяснением по аналогичной проблеме и предъявить его Вашим "обидчикам" с целью восстановления справедливости и повышения их юридической грамотности. Материалы сайта помогут также составить Вам грамотное обращение (жалобу, требование, заявление) с указанием мнения (ссылки на официальное письмо) вышестоящего органа государственной власти.

Внимание! В соответствии с Гражданским кодексом РФ не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы. Все документы (письма) данного ресурса исходят от государственных органов и имеют официальный характер, поэтому все они не считаются объектами авторского права на территории России. В связи с этим Вы можете использовать любые материалы данного сайта без каких-либо ограничений и по своему усмотрению.

© www.PismoChinovnika.Ru, 2011 - 2017