| PismoChinovnika.Ru | Контакты |
 


 

Приложение

к Письму ФТС РФ

от 30.09.2004 N 01-06/2037

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ

О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА (УБЫТКОВ), ПРИЧИНЕННОГО

НЕЗАКОННЫМИ РЕШЕНИЯМИ, ДЕЙСТВИЯМИ (БЕЗДЕЙСТВИЕМ)

ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ И ИХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

 

1. Примеры из судебной практики по делам с участием таможенных органов по искам о возмещении вреда (убытков), причиненного в период хранения товаров на складах временного хранения.

В судебной практике таможенных органов достаточно распространены споры по искам юридических и физических лиц о возмещении вреда (убытков), причиненного в период хранения на складе временного хранения товаров:

- изъятых в рамках производства по делу о нарушении таможенных правил (делу об административном правонарушении) (далее - дело о НТП (об АП));

- обращенных в федеральную собственность по результатам рассмотрения дела о НТП (об АП);

- в ходе таможенного оформления.

Данную подкатегорию споров хотелось бы рассмотреть на примере нескольких арбитражных дел по искам:

- ООО "Ветеран ТС" к Министерству финансов Российской Федерации (далее - Минфин России), ГТК России, Алтайской таможне о взыскании убытков в возмещение издержек по хранению товара, изъятого в ходе производства по делу об АП и помещенного на склад временного хранения (далее - СВХ);

- ООО "ФК Росмаркет" к Красноярской таможне, ГТК России, ДГУП "Ростэк-Красноярск" о взыскании долга за хранение товаров на СВХ;

- Кармирян С.Г. к Туапсинской таможне, ГТК России, СВХ "ОК Ямал" ОАО "Запсибгазпром" о взыскании материального ущерба, причиненного ей в результате ненадлежащего хранения автомашины.

1) ООО "Ветеран ТС" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к Алтайской таможне, ГТК России о взыскании убытков в возмещение издержек по хранению товара, изъятого таможенным органом в ходе производства по делу об АП и помещенного на СВХ, владельцем которого является истец.

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 02.04.2004, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 13.07.2004, в удовлетворении заявленных требований ООО "Ветеран ТС" было отказано.

Как следует из материалов дела, 19.04.2003 работниками Рубцовского таможенного поста на СВХ на хранение были помещены товары в количестве 128 мест общим весом 10219 кг, принадлежащие гр-ну Е.В. Кайгородцеву.

11.06.2003 Алтайской таможней вынесено постановление о прекращении производства по делу об АП; товар со склада выдан собственнику - Е.В. Кайгородцеву без оплаты последним стоимости услуг по хранению товара, так как в соответствии с постановлением по делу об АП издержки за хранение товаров были отнесены на федеральный бюджет согласно ст. 24.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП России).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд отметил следующее.

Пунктом 1 "Положения о временном хранении товаров и транспортных средств под таможенным контролем", утвержденного приказом ГТК России от 23.03.2001 N 290, зарегистрированного в Минюсте России 11.07.2001 N 2795 (далее - Положение), установлен порядок взаимодействия перевозчика, владельца СВХ, лица, перемещающего товары, и таможенного органа Российской Федерации при временном хранении товаров и транспортных средств под таможенным контролем, а также порядок их помещения на СВХ, учета, хранения, выдачи и сроков временного хранения.

Согласно п. 130 Положения неотъемлемой частью процедуры использования СВХ является обязательство владельца СВХ по хранению помещаемых таможенным органом на склад товаров и транспортных средств:

- являющихся вещественными доказательствами по делу о НТП (об АП);

- конфискованных, изъятых, арестованных;

- переданных в качестве предмета залога или имущества, на которое был наложен обоснованный или необоснованный арест.

В таких случаях хранение должно осуществляться на безвозмездной основе в отдельной зоне для товаров и транспортных средств, изъятых в ходе производства по делам о НТП (об АП).

Заявляя подобные требования, истец полагал, что указанные условия хранения вещественных доказательств, помещенных таможенным органом на хранение на СВХ, после принятия КоАП России неприменимы. Следовательно, понесенные им расходы подлежат возмещению на основании статей 124, 125, 126, 307 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК России), ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК России), ст. 24.7 КоАП России.

Суд посчитал доводы истца необоснованными, указав на следующее.

Согласно ст. 24.7 КоАП России издержки по делу об административном правонарушении состоят из:

1) сумм, выплачиваемых свидетелям, понятым, специалистам, экспертам, переводчикам;

2) сумм, израсходованных на хранение, перевозку (пересылку) и исследование вещественных доказательств.

В случае прекращения производства по делу о НТП (об АП), совершенного физическим или юридическим лицом, издержки по делу о НТП (об АП) относятся на счет федерального бюджета.

Рассматривая спор, суд отметил, что по общему правилу нормы статей КоАП России регулируют взаимоотношения, возникающие между лицами, являющимися участниками производства по делам об АП.

Истец к таким участникам не относится, следовательно, его требования не могут быть основаны на указанной выше норме закона.

По мнению суда, требования истца фактически вытекают из гражданско-правовых отношений, возникших между ним и Алтайской таможней как поклажедателем.

Данный вывод подтверждается и положениями ст. 118 Таможенного кодекса Российской Федерации 1993 года (далее - ТК России 1993 года), в соответствии с которыми в случаях, если расходы на хранение осуществляются за счет средств федерального бюджета, они возмещаются владельцу СВХ таможенными органами в пределах необходимых и документально подтвержденных затрат, произведенных владельцем СВХ при хранении товара.

Истец принял условия предложенной ему процедуры использования СВХ, предусматривающей хранение товаров, помещенных таможенным органом на СВХ на безвозмездной основе и без возмещения расходов на хранение, следовательно, заявленные требования ООО "Ветеран ТС" не обоснованы.

С учетом изложенного Арбитражный суд Алтайского края в удовлетворении заявленных истцом требований отказал.

2) ООО "Росмаркет" обратилось в Арбитражный суд Красноярского края к Красноярской таможне, ГТК России с иском о взыскании долга за хранение товаров на СВХ.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 15.03.2004, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции от 13.07.2004, в удовлетворении исковых требований отказано.

Как следует из материалов дела, на основании постановления Красноярской таможни по делу о НТП были конфискованы товары, являющиеся непосредственным объектом таможенного правонарушения.

Ранее данные товары были помещены на СВХ, владельцем которого является истец, АО "Норильский комбинат", в соответствии со ст. 150 ТК России 1993 года и договором хранения, заключенным последним с истцом.

Истец, указывая на то, что АО "Норильский комбинат", оплатив хранение товаров на СВХ по 09.04.1999, а с 10.04.1999 отказавшись исполнять указанную обязанность по причине вступления в законную силу постановления по делу о НТП, делает вывод, что тем самым, на основании положений статей 896, 899, 906 ГК России, обязанность по оплате хранения на СВХ возникла у Красноярской таможни как поклажедателя.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сделал следующие выводы.

Непосредственные объекты правонарушений находятся под таможенным контролем и подлежат помещению на СВХ (ст. 145 ТК России). При этом деятельность владельцев СВХ и территория СВХ находятся под таможенным контролем, осуществляемым в формах, предусмотренных таможенным законодательством Российской Федерации (ст. 180 ТК России).

Согласно ст. 307 ГК России в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК России.

Как следует из материалов дела, таможенный орган участвовал в передаче и помещении товара на СВХ, но не являлся поклажедателем товара. С учетом этого, а также ввиду отсутствия договорных отношений между истцом и ответчиком, что не оспаривается истцом, между сторонами не возникли обязательственные отношения по хранению по смыслу, установленному гражданским законодательством Российской Федерации.

Обосновывая исковые требования, истец исходил из того факта, что товары на СВХ помещены таможней на основании актов приема-передачи, т.е. на гражданско-правовых условиях хранения товаров. Правовым основанием взыскания вознаграждения (оплаты) за хранение товаров на СВХ, по мнению истца, являются сложившиеся между таможенным органом и владельцем СВХ гражданско-правовые отношения. Однако такое определение реальных правоотношений, возникших между истцом и ответчиком, по мнению суда, является неверным.

Согласно ст. 2 ГК России к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Как органы исполнительной власти таможенные органы осуществляют государственный контроль и надзор в области таможенного дела; отношения между таможенными органами и лицом, осуществляющим деятельность в таможенной сфере, являются административно-правовыми и регулируются нормами специального (таможенного) законодательства Российской Федерации. В силу указанного таможенный орган, организовывая контроль за функционированием СВХ и обеспечивая помещение на них товаров, участвует в указанных процедурах как государственный орган управления со статусом управомоченного субъекта в указанных административно-таможенных правоотношениях, а не в каком-либо ином статусе, к примеру, поклажедателя, хранителя, основанном на нормах гражданского законодательства Российской Федерации.

Деятельность же должностных лиц от имени таможни в гражданско-правовом статусе в качестве органа юридического лица или представителя юридического лица возможны в порядке, регламентированном гражданским законодательством Российской Федерации. Оформление правомочий на совершение юридически значимых действий, влекущих возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, регулируется правилами, предусмотренными статьями 48, 53, 153, 185 ГК России.

По мнению суда, ссылка истца на акт приема-передачи товаров и транспортных средств от 20.04.98 как на основание возникновения гражданско-правовых отношений между ним и Красноярской таможней не может быть принята во внимание по следующим причинам.

Перемещение товара с СВХ "Морское агентство в порту "Дудинка" на СВХ ООО "ФК "Росмаркет" осуществлялось не только на основании предписания начальника таможенного поста от 19.03.98, но и указания начальника ПО "Норильскснаб" от 26.03.97 о переадресовке груза. Таким образом, товар, находящийся под таможенным контролем, был перемещен по желанию его владельца (ПО "Норильскснаб") на основании разрешения (предписания) начальника таможенного органа. Помещение товара на СВХ осуществлено в соответствии со ст. 143 ТК России 1993 года по кратким декларациям с дополнительным оформлением отношений между товаропередающей и товаропринимающей организациями актом передачи товара от 20.02.98.

После помещения товара на СВХ, принадлежащий ООО "ФК "Росмаркет", между последним и владельцем товара (АО "Норильский комбинат") заключен договор хранения от 24.11.98 (далее - Договор хранения), т.е. оформлены гражданско-правовые отношения по хранению товара в порядке ст. 150 ТК России 1993 года.

Кроме того, суд указал на то, что не может быть принята во внимание ссылка истца на ст. 313 ГК России, согласно которой, по его мнению, он принимал оплату за хранение от АО "Норильский комбинат" как третьего лица, на которое указанная обязанность была возложена таможней. Однако анализ материалов дела свидетельствует о том, что таможенный орган никаких своих обязательств по оплате хранения на АО "Норильский комбинат" не возлагал, счета на оплату выставлялись истцом не таможенному органу, а поклажедателю по договору - АО "Норильский комбинат". Правоотношения по условиям хранения товаров, сложившиеся между АО "Норильский комбинат" и ООО "ФК "Росмаркет" по Договору хранения, не могут быть распространены на Красноярскую таможню как на лицо, не являющееся стороной данного договора, не принимавшее на себя условия, на которых он заключен, и не имеющее с АО "Норильский комбинат" каких-либо иных отношений, за исключением административно-правовых.

Доводы заявителя о том, что доказательством соблюдения письменной формы Договора хранения является акт передачи товаров и транспортных средств от 20.04.98, были отклонены судом как недостаточно обоснованные по следующим причинам.

В соответствии со ст. 420 ГК России договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении, прекращении гражданских прав и обязанностей. Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ч. 1 ст. 432 ГК России) и выражение согласованной воли всех его сторон (ч. 3 ст. 154 ГК России).

Материалами дела не установлено, что сделки совершались со стороны таможенного органа как юридического лица его органом или представителем, уполномоченным на заключение таких сделок. Акт передачи товаров и транспортных средств от 20.04.98 как документ, опосредующий прием-передачу товаров, находящихся под таможенным контролем, с одного СВХ на другой и подписанный в том числе должностным лицом таможенного органа, неуполномоченного в гражданско-правовом смысле на заключение сделок, не может расцениваться как документ, подтверждающий факт сложившихся договорно-правовых отношений между истцом и таможней. Должностное лицо таможенного органа участвовало в подписании акта передачи товаров и транспортных средств от 20.04.98 как представитель органа исполнительной власти, осуществляющего таможенный контроль за товарами, перемещаемыми через таможенную границу Российской Федерации, а не как сторона договора хранения. Подтверждением указанного служит тот факт, что должностное лицо таможенного органа не подписывало приложение к акту передачи товаров и транспортных средств как неотъемлемую часть документов, оформляющих "сделку", то есть не удостоверяло условия, характерные для передачи товаров на хранение в рамках гражданско-правовых отношений, а удостоверяло обеспеченность сохранности товаров и соблюдения таможенного законодательства Российской Федерации в отношении товаров, находящихся под таможенным контролем при их перемещении по территории России и помещении на СВХ.

Также, по мнению суда, не основано на законе суждение истца, что принятие на хранение вещи, удостоверенное сохранной распиской, квитанцией, свидетельством или иным документом, подписанным хранителем, является письменной формой договора (ч. 2 ст. 887 ГК России). Указанная норма относится только к реальным договорам хранения (ч. 1 ст. 886 ГК России). Для организаций, осуществляющих в качестве профессиональной деятельности хранение имущества, принадлежащего иным лицам, тем более между юридическими лицами, заключение договора в письменной форме является обязательным согласно ст. 161, ч. 2 ст. 886, ч. 1 ст. 887 ГК России. Последствия несоблюдения формы договора предусмотрены ч. 3 ст. 887 ГК России.

Кроме того, по мнению суда, следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 24.7 КоАП России в случаях, если расходы на хранение относятся на счет средств федерального бюджета, они возмещаются владельцу склада временного хранения таможенными органами в пределах необходимых и документально подтвержденных затрат, произведенных владельцем СВХ при хранении товаров. Однако указанная норма предусматривает возмещение расходов (затрат), но никак не вознаграждение (оплату) услуг по хранению товаров. При этом указанные расходы, понесенные владельцем СВХ, должны находиться в пределах необходимости и подлежат возмещению только при документальном подтверждении произведенных затрат.

Рассмотрев настоящее дело, суд сделал вывод о том, что действия Красноярской таможни по реализации товара, обращенного в федеральную собственность, осуществлялись в строгом соответствии с действующими нормативно-правовыми актами.

В соответствии со ст. 398 ТК России 1993 года товары обращенные в федеральную собственность, подлежали реализации через торговые предприятия, в том числе создаваемые ГТК России. Порядок реализации конфискованных товаров был регламентирован приказом ГТК России от 15.01.98 N 18 "О реализации конфискованных товаров". Во исполнение данного приказа Красноярской таможней с ДГУП "Ростэк-Красноярск" был заключен договор комиссии на реализацию товара.

С учетом изложенного суд в удовлетворении заявленных требований ООО "ФК "Росмаркет" отказал.

3) Гражданка С.Г. Кармирян обратилась с иском к Туапсинской таможне, ГТК России, СВХ "ОК Ямал" ОАО "Запсибгазпром" о возмещении вреда, причиненного ей в результате ненадлежащего хранения автомашины.

Решением Туапсинского районного суда Краснодарского края от 29.10.2003, оставленным без изменения определением Краснодарского краевого суда от 16.12.2003, в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Как следует из материалов дела, 22.08.2000 по протоколу о НТП, составленного Туапсинской таможней в отношении С.Г. Кармирян, был изъят автомобиль 1991 года выпуска, а также технический паспорт на автомобиль и договор купли-продажи, в соответствии с которым данный автомобиль был ею приобретен.

Постановлением Туапсинского городского суда от 29.08.2001 С.Г. Кармирян была признана виновной в совершении правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 279 ТК России 1993 года; в части назначения наказания в виде конфискации машины было отказано в связи с истечением сроков наложения взыскания. Кроме того, постановлением Туапсинского городского суда от 10.09.2001 было прекращено по акту амнистии уголовное дело, возбужденное в отношении ее по ч. 1 ст. 194 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ранее автомашина, изъятая Туапсинской таможней у С.Г. Кармирян, была передана на хранение на склад временного хранения ОК "Ямал" ОАО "Запсибгазпром" согласно заключенному между последним и таможней договору хранения от 09.02.2000 (далее - Договор). Факт передачи и приема на хранение на СВХ ОК "Ямал" ОАО "Запсибгазпром" автомашины подтверждается также актом приема-передачи товаров и транспортных средств от 22.08.2000.

Рассматривая спор, оценивая имеющиеся в деле доказательства, суд сделал следующие выводы.

В соответствии с требованиями ст. 147 ТК России 1993 года ОК "Ямал" ОАО "Запсибгазпром" обладал лицензией на учреждение и деятельность склада временного хранения. По условиям лицензирования владелец СВХ наделен рядом прав и обязанностей, нашедших свое отражение в ст. 152 ТК России 1993 года и нормативных правовых актах ГТК России. Таким образом, ОК "Ямал" ОАО "Запсибгазпром" как владелец СВХ являлся хранителем в силу закона.

В силу п. 5.1 действовавшего на момент возникновения правоотношений Положения о временном хранении, утвержденного приказом ГТК России от 07.10.1993 N 388, зарегистрированного в Минюсте России 18.10.93 N 368 (далее - Положение о временном хранении), ОК "Ямал" ОАО "Запсибгазпром" как владелец склада временного хранения был обязан не только обеспечить надлежащее обустройство склада, но и исключить несанкционированный доступ к товарам, хранящимся на складе, со стороны третьих лиц.

В соответствии с п. 5.2 Положения о временном хранении владелец СВХ несет ответственность за выполнение своих обязательств и является надлежащим ответчиком по требованиям о возмещении материального ущерба, причиненного лицу в период хранения товаров на СВХ.

Ответственность хранителя предусмотрена и гражданским законодательством Российской Федерации, а именно статьями 886, 891, 901 ГК России, согласно которым хранитель обязан вернуть вещь в сохранности и несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей.

Условиями Договора также предусмотрены аналогичные положения, устанавливающие обязанность СВХ принять все меры, необходимые для сохранности переданного на хранение имущества и обеспечить невозможность доступа к нему посторонних лиц. Согласно пункту 2.1, 2.5, 2.6 Договора хранитель хранит переданные ему товары и транспортные средства, изъятые по делу о нарушении таможенных правил, до передачи их на реализацию или до возврата лицу по постановлению, вступившему в законную силу. При этом товары и транспортные средства, помещенные на СВХ, должны быть возвращены хранителем в том состоянии, в котором они были приняты на хранение с учетом изменений их естественных свойств. Договором также предусмотрена материальная ответственность хранителя за ненадлежащим образом исполненное обязательство в связи с хранением товаров на СВХ.

По мнению суда, отсутствие договорных отношений с владельцем материальных ценностей в данном случае не освобождает хранителя от ответственности не только перед поклажедателем, но и перед лицом, являющимся владельцем хранимого имущества.

В связи с изложенным заявленные требования были удовлетворены судом за счет СВХ ОК "Ямал" ОАО "Запсибгазпром".

2. Примеры из судебной практики по делам с участием таможенных органов по искам о возмещении вреда (убытков), причиненного в связи с понесенными расходами на оплату услуг представителей (адвокатов), а также судебных расходов.

Правовое управление ФТС России считает необходимым обратить внимание таможенных органов на споры по искам о возмещении вреда (убытков), когда под убытками фактически понимаются расходы, понесенные в связи с оплатой услуг представителей (адвокатов), а также судебных расходов.

Данный аспект хотелось бы осветить на примере арбитражного дела N А40-40542/02-96-241 по иску фирмы ООО "Д-Транс" к Минфину России, Ногинской таможне, ГТК России о взыскании убытков в виде судебных расходов.

Предъявленное истцом требование возникло в связи с оплатой адвокату по заключенному соглашению юридических услуг при осуществлении правовой защиты по делу о НТП, в том числе при рассмотрении в Арбитражном суде Московской области искового заявления ООО "Д-Транс" о признании незаконным постановления Ногинской таможни по указанному делу о НТП.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 17.01.03, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 20.03.2003, в удовлетворении иска было отказано. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа (далее - ФАС МО) от 09.07.03 судебные акты были отменены, иск удовлетворен за счет ГТК России.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС России) от 18.11.2003 по делу N 10734/03 все судебные акты были отменены, дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда г. Москвы по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования ООО "Д-Транс", ФАС МО сослался на положения статей 15, 16, 1069 ГК России, указав на то, что вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконных решений (действий) таможенных органов, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном нормами материального права, а именно гражданским законодательством Российской Федерации. Таким образом, расходы истца на оплату услуг представителя (адвоката) были квалифицированы кассационной инстанцией арбитражного суда как убытки. При этом ФАС МО в обоснование принятого по делу постановления приводил позицию Конституционного Суда Российской Федерации (далее - КС России), изложенную в определении от 20.02.2002 N 22-О, вынесенном по результатам рассмотрения жалобы ОАО "Большевик" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - определение от 20.02.2002 N 22-О).

Данные выводы ФАС МО представляются ошибочными по следующим причинам.

Правовая позиция КС России, изложенная в определении от 20.02.2002 N 22-О, о том, что расходы на представительство в суде и на оказание юридических услуг подлежат возмещению в порядке статей 15, 16, 1069 ГК России, была сформулирована в связи с отсутствием на момент рассмотрения дела в КС России в АПК России 1995 года норм о порядке возмещения таких расходов.

В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными решениями, действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Из рассматриваемого определения от 20.02.2002 N 22-О следует, что АПК России 1995 года содержал пробел в правовом регулировании данного вопроса. Как отмечено КС России в определении от 20.02.2002 N 22-О, "прямое закрепление в ст. 91 ГПК РСФСР положения о присуждении судом стороне, в пользу которой состоялось решение, расходов по оплате помощи представителя с другой стороны не означает, что из-за отсутствия аналогичной нормы в АПК России такие же расходы не могут быть взысканы при защите сторонами своих прав в порядке арбитражного судопроизводства...". Таким образом, отсутствие в АПК России подобной нормы не должно нарушать конституционные права и свободы истца, поэтому до принятия АПК России, вступившего в действие с 01.09.2002, непосредственно действовали нормы Конституции Российской Федерации.

Однако в соответствии со ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21.07.1994 N 1-ФКЗ с момента принятия нормативного правового акта, устранившего указанный пробел, действует последний нормативный правовой акт, то есть АПК России, введенный в действие Федеральным законом "О введении в действие АПК России" от 24.07.2002 N 96-ФЗ.

Учитывая, что дело рассматривалось в период, когда действовал новый АПК России, ссылка ФАС МО в указанном постановлении на определение от 20.02.2002 N 22-О не соответствует положениям действующего на момент рассмотрения спора законодательства Российской Федерации.

Следует отметить, что при рассмотрении данного дела ФАС МО не было учтено следующее.

Материалы дела свидетельствовали о том, что, удовлетворяя исковые требования ООО "Д-Транс", ФАС МО основывался на положениях статей 15, 16, 1069 ГК России, а также на представленных в суд копиях документов, подтверждающих, по мнению суда, факт оплаты услуг адвоката, представлявшего интересы организации в судебных инстанциях арбитражного суда при обжаловании постановления таможенного органа по делу о НТП.

Согласно представленным истцом в суд документам фирма заключила соглашение об оказании юридической помощи, представительстве и защите законных прав и интересов доверителя при обжаловании постановления Ногинской таможни по делу о НТП в Арбитражном суде Московской области.

По указанному соглашению была произведена оплата услуг адвоката платежными поручениями. Именно данные документы как доказательства оплаты услуг адвоката послужили основанием для удовлетворения исковых требования ООО "Д-Транс" при рассмотрении настоящего дела в ФАС МО.

ВАС России, отменяя постановление ФАС МО, сделал следующие выводы.

В соответствии со ст. 779 ГК России указанное соглашение является договором возмездного оказания услуг, по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Согласно требованиям ст. 781 ГК России заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Соглашением, заключенным между ООО "Д-Транс" и его адвокатом, были определены порядок и размеры оплаты услуг адвоката. Так, общая сумма гонорара адвоката составила 2000 долларов США. Выплата гонорара осуществлялась в два этапа: 1000 долларов США оплачивается в течение 3-х дней с момента подписания соглашения и не подлежит возврату доверителю, а вторая 1000 является гонораром успеха, при этом под "успехом" понимается достижение следующего результата - освобождение ООО "Д-Транс" от административной ответственности за таможенное правонарушение.

Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что оплата услуг адвоката по второму этапу соглашения поставлена в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, а не от совершения конкретных действий исполнителем по оказанию юридической помощи.

ФАС МО, удовлетворяя требования истца, не дал правовой оценки данному обстоятельству.

Кроме того, ВАС России отметил следующее.

В соответствии с положениями ст. 101 АПК России судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом, к которым ст. 106 названного Кодекса относит расходы на оплату услуг адвоката и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), а также другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Статьей 112 АПК России определено, что вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Поскольку отношения истца и его представителя складываются в сфере процессуальных отношений, то указанные расходы подлежат возмещению в особом порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации (арбитражным процессуальным), а не материальным (гражданским) законодательством Российской Федерации.

Учитывая изложенное, согласно позиции ВАС России ФАС МО сделал неправомерный вывод о том, что данные расходы являются для истца убытками, вопрос о возмещении которых должен рассматриваться в рамках самостоятельного дела, путем предъявления гражданского иска в арбитражный суд на основании статей 15, 16, 1069 ГК России, т.е. материального права.

Дополнительно Правовое управление ФТС России обращает внимание таможенных органов на то, что при рассмотрении указанных требований в судах нельзя не учитывать, что согласно ч. 2 ст. 110 АПК России расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле в разумных пределах.

Названное правило дает возможность суду уменьшить сумму требуемых расходов, если суд придет к выводу, что предъявляемые расходы явно не соответствуют разумному пределу. Вместе с тем уменьшение судом размера убытков до разумного предела не предусмотрено ГК России, поскольку согласно положениям ст. 49 АПК России суд не вправе по своей инициативе изменить предмет заявленных требований и/или их размер.

3. Примеры из судебной практики по делам с участием таможенных органов по искам о возмещении вреда (убытков), причиненного незаконными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов и (или) их должностных лиц, в ходе рассмотрения которых судами устанавливается наличие причинно-следственной связи.

Анализ действующего законодательства Российской Федерации и складывающейся судебной практики по данной категории дел показывает, что одним из обязательных условий принятия судами решений о возмещении вреда (убытков), причиненных незаконными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов и (или) их должностных лиц, является установление в ходе судебного разбирательства как юридического факта наличия причинно-следственной связи между соответствующими незаконными решениями, действиями (бездействием) и наступившим вредом (убытками).

Под причинно-следственной связью понимается объективная категория, существующая между фактом причинения вреда (убытков) и незаконным решением, действием (бездействием) таможенного органа и (или) его должностных лиц. При предъявлении иска о возмещении вреда (убытков), истец должен представить доказательства, позволяющие сделать однозначный вывод о наличии взаимосвязи между фактом причинения вреда (убытков) и незаконными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов и (или) их должностных лиц.

Иными словами, в силу положений ст. 56 ГПК России и ст. 65 АПК России истец должен доказать, что факт причинения вреда не наступил бы при отсутствии предшествующих во времени незаконных решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц.

Рассмотрим данный аспект на примере дел по 5 искам ООО "Рикартек" к Московской южной таможне, ГТК России о взыскании убытков.

Как следует из материалов дела, между ООО "Рикартек" и компанией "Сертекс Инвестментс Лимитед" был заключен внешнеторговый контракт, в соответствии с которым ООО "Рикартек" (продавец) обязалось поставить товар компании "Сертекс Инвестментс Лимитед" (покупатель) в соответствии с правилами "Инкотермс-90" на условиях СРТ-Оверат (Германия).

В ходе таможенного оформления экспортируемого товара Московская южная таможня отказала по 2 делам в принятии таможенной декларации, по остальным делам запретила выпуск товара, мотивировав свои решения (бездействия) непредставлением фирмой документов, содержащих сведения, необходимые для таможенных целей.

Таким образом, сроки поставки товара по внешнеторговому контракту истцом были нарушены, и компания "Сертекс Инвестментс Лимитед" обратилась к ООО "Рикартек" с претензией об уплате штрафа в соответствии с условиями контракта.

Штраф ООО "Рикартек" был уплачен добровольно. Впоследствии ООО "Рикартек" обратилось с исками в Арбитражный суд г. Москвы к Московской южной таможне (далее - МЮТ), ГТК России о возмещении вреда, причиненного решениями (бездействием) МЮТ, выразившимися в отказе в принятии грузовой таможенной декларации (далее - ГТД) либо наложении запрета на выпуск товара.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, в мотивировочной части решений Арбитражный суд г. Москвы указал, что заявитель не доказал наличие причинно-следственной связи между уплатой ООО "Рикартек" штрафа своему контрагенту в добровольном порядке в размере заявленной ко взысканию с таможенных органов сумме и бездействием (решением) таможенного органа, выразившимся в отказе в принятии ГТД (либо запрете выпуска товара).

В своих апелляционных, а затем и кассационных жалобах ООО "Рикартек" отметило, что указанный вывод суда не соответствует обстоятельствам дела по следующим причинам.

По мнению истца, в соответствии с внешнеторговым контрактом участники сделки определили, что поставка товара производится в соответствии с "Инкотермс-90" на условиях СРТ-Оверат (Германия).

Согласно международным правилам толкования торговых терминов "Инкотермс-90" термин СРТ означает, что продавец обязан за свой счет и на свой риск получить экспортную лицензию или иное официальное разрешение, необходимое для экспорта товара, выполнить все таможенные формальности, необходимые для вывоза товара, нести все расходы по оплате таможенных платежей, а также по уплате иных налогов, пошлин и сборов, причитающихся при вывозе товаров.

Обязанностью покупателя по условиям термина СРТ является получение импортной лицензии или иного официального разрешения, необходимого для импорта товара, а также выполнение всех таможенных формальностей, необходимых для ввоза товара.

ООО "Рикартек" приняло на себя риск неполучения экспортной лицензии, невыполнения всех действий, связанных с прохождением товара через таможню страны вывоза, а компания "Сертекс Инвестментс Лимитед" - риск неполучения импортной лицензии, невыполнения действий, связанных с прохождением товара через таможню страны ввоза.

Следовательно, истец утверждал, что условиями внешнеторгового контракта предусмотрено, что как неполучение продавцом экспортной лицензии, так и невыполнение им таможенных формальностей, необходимых для вывоза товара, являются причинами, зависящими от продавца в случае нарушения им сроков поставки товара.

ООО "Рикартек", во исполнение условий внешнеторгового контракта, получило в Министерстве экономического развития Российской Федерации разрешение на экспорт данного вида товара, заполнило ГТД, представила в МЮТ внешнеторговый контракт и другие таможенные документы, необходимые для таможенных целей.

МЮТ не приняла ГТД, мотивировав отказ в ее принятии непредставлением необходимых для таможенных целей документов, а также нарушением правил заполнения соответствующих граф ГТД. По другим делам, где был наложен запрет выпуска товаров, МЮТ запросила дополнительные документы, которые фирмой в установленном порядке и сроки не были представлены.

По мнению истца, именно в связи с непринятием ГТД таможенным органом, а также принятием решений о запрете выпуска товаров по другим ГТД ООО "Рикартек" не смогло выполнить таможенные формальности, необходимые для экспорта товара по внешнеторговому контракту, а, значит, вред, причиненный ООО "Рикартек" своему партнеру по сделке в связи с неисполнением обязательства по поставке товара по указанному внешнеторговому контракту, находится в прямой причинно-следственной связи с бездействием либо решениями МЮТ.

Кроме того, по мнению истца, суду при установлении вопроса о наличии причинно-следственной связи в ходе разрешения настоящего спора необходимо было принять во внимание, что данное бездействие (решения) МЮТ также были признаны незаконными в судебном порядке.

Постановлениями апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы решения первой инстанции того же суда были оставлены без изменения.

В своих отзывах на кассационные жалобы истца ГТК России указал следующее.

В соответствии с условиями внешнеторгового контракта в качестве законодательства, подлежащего применению к указанному контракту, сторонами было выбрано законодательство Российской Федерации. Таким образом, согласно частям 1, 2, 4 ст. 1210 ГК России к правам и обязанностям сторон по данному внешнеторговому контракту в целом подлежало и подлежит применению гражданское законодательство Российской Федерации.

По условиям внешнеторгового контракта продавец несет ответственность в виде уплаты неустойки (штрафа) покупателю за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых на себя по договору обязательств только в том случае, если указанные обстоятельства наступили по причинам, зависящим от ООО "Рикартек".

Из искового заявления ООО "Рикартек" следует, что поставка товара в указанный срок не состоялась по причинам непринятия таможенными органами ГТД (либо принятия решения о запрете выпуска товара), т.е. по причинам, не зависящим от ООО "Рикартек".

Таким образом, диспозитивное правило ч. 3 ст. 401 ГК России, в соответствии с которым гражданско-правовая ответственность стороны по сделке за неисполнение обязательства наступает и при отсутствии вины контрагента в случае осуществления последним предпринимательской деятельности, было изменено и конкретизировано сторонами во внешнеторговом контракте.

Следовательно, при решении вопроса о взыскании неустойки (штрафа) сторонам внешнеторгового контракта необходимо было руководствоваться только частям 1 и 2 ст. 401 ГК России и ответственность в виде уплаты неустойки (штрафа) за нарушение данного обязательства должна была наступать только при наличии вины в действиях ООО "Рикартек", а точнее, при нарушении обязательства по причинам, зависящим от общества.

В соответствии с ч. 1 ст. 401 ГК России лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности). Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Как следует из материалов дела, вина в нарушении принятого на себя обязательства в действиях ООО "Рикартек" отсутствовала, поскольку обязательство не было исполнено в силу наличия обстоятельств, не зависящих от общества. В свою очередь, ООО "Рикартек" приняло все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства по данному контракту.

В случае предъявления иностранной компанией претензии (искового заявления) об уплате неустойки (штрафа) к ООО "Рикартек" общество могло доказать свою невиновность в нарушении принятого на себя обязательства таким же образом, как оно доказало незаконность решений (бездействия) таможенных органов по запрету выпуска товаров (либо отказе в принятии ГТД), с одновременным приостановлением на основании п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК России производства по делу о взыскании неустойки (штрафа) до разрешения вопроса о правомерности действий таможенных органов.

Тот факт, что заявитель обратился в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о признании незаконными указанных решений (бездействия) таможни, не ставит под сомнение то обстоятельство, что заявитель считал указанные решения (бездействие) таможенных органов незаконными, а, следовательно, себя - невиновным в нарушении принятого обязательства, что, в свою очередь, не согласуется с добровольным возмещением суммы неустойки (штрафа) контрагенту по договору.

В силу указанных обстоятельств договорные и законные основания для возмещения ООО "Рикартек" неустойки (штрафа) контрагенту по контракту отсутствовали.

По мнению суда, ООО "Рикартек" также не использовало свою возможность оспорить обоснованность размера заявленной контрагентом ко взысканию суммы неустойки (штрафа), а после вступления в силу судебного акта, которым решения (бездействие) таможенного органа были признаны неправомерными, ООО "Рикартек" не истребовало от своего контрагента сумму неосновательного обогащения в порядке, установленном ст. 1102 ГК России, поскольку контрагент ООО "Рикартек" считается незаконно обогатившимся на сумму уплаченного ему штрафа, так как оплата неустойки (штрафа) произошла в связи с договором, но не на основании условий договора.

Проанализировав законность и обоснованность вынесенных по указанным делам судебных актов, ФАС МО оставил их в силе, отметив следующее.

Наличие причинно-следственной связи между решениями (бездействием) причинителя вреда и наступившим вредом (убытками) подлежит установлению арбитражным судом во всех случаях при рассмотрении споров о возмещении вреда (убытков). Данные выводы нашли свое подтверждение, в частности, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.12.2002 по делу N 8766/02.

Решения (бездействие) должностных лиц таможенных органов по запрету выпуска товара (либо отказу в принятии ГТД) явились основанием и условием невозможности выполнения обществом своего обязательства по поставке товара иностранному партнеру.

Однако данные решения (бездействие) таможенных органов нельзя связывать с возникновением у общества имущественного вреда (убытков), поскольку само общество своими действиями, не согласующимися с предписаниями закона и внешнеторгового контракта, способствовало возникновению у него вреда (убытков). Таким образом, произошло прерывание причинно-следственной связи, поскольку причинно-следственная связь между решениями (бездействием) таможни и наступившим вредом (убытками) имеется лишь между действиями самого общества и наступившим у общества вредом (убытками).

Согласно условиям договора, заключенного истцом с "Сертекс Инвестментс Лимитед", признание арбитражным судом незаконными решений (бездействия) таможенных органов по запрету выпуска товара на экспорт (либо отказа в принятии ГТД), в результате которых ООО "Рикартек" нарушило взятое на себя обязательство по поставке товара, исключает вину в действиях ООО "Рикартек".

С учетом изложенного ФАС МО в удовлетворении кассационных жалоб ООО "Рикартек" отказал.

4. Примеры из судебной практики по делам с участием таможенных органов (ГТК России) при рассмотрении судами исковых требований о возмещении вреда (убытков), причиненного в связи с арендой транспортных средств, морских причалов и т.п.

1) Е.П. Кононов обратился в Трубчевский районный суд Брянской области с заявлением к Брянской таможне и к Управлению федерального казначейства Минфина России по Брянской области о возмещении материального ущерба, в частности убытков в виде утраченного дохода от перевозки грузов на автомобиле КАМАЗ, неполученного дохода по договору аренды автомобиля ЗИЛ-131, затрат на получение и доставку автомобиля со склада временного хранения "Белые Берега".

Решением Трубчевского районного суда Брянской области от 25.12.2003 в удовлетворении заявленных требований было отказано <*>.

---------------------------------

<*> Судебный акт вступил в законную силу.

 

Из материалов дела следует, что должностным лицом Брянской таможни в отношении заявителя был составлен протокол о нарушении таможенных правил, ответственность за совершение которых установлена ст. 276 ТК России 1993 года. На основании ст. 337 ТК России 1993 года у Е.П. Кононова были изъяты 22 бочки этилцеллозольва, автомобиль ЗИЛ-131, свидетельство о его регистрации в органах ГИБДД и доверенность на право пользования данным транспортным средством.

Заявляя требования о возмещении вреда, Е.П. Кононов обосновал их следующим образом.

Истец имел в своей собственности автомобиль КАМАЗ и получал доход от перевозки грузов на этом автомобиле согласно справке инспекции по налогам и сборам по Трубчевскому району. В результате действий сотрудников таможенных органов было подорвано его здоровье и ему установлена II группа инвалидности по общему заболеванию, с назначением пенсии. Потеря трудоспособности заставила его продать принадлежащий ему автомобиль КАМАЗ, что повлекло, по его мнению, убытки в заявленном размере.

Постановлением Брянского областного суда от 16.11.2001 производство по делу о привлечении к административной ответственности Е.П. Кононова было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 276 ТК России 1993 года. Как следует из указанного постановления, Е.П. Кононов был незаконно привлечен к административной ответственности с назначением наказания в виде конфискации товара за покушение на совершение административного правонарушения, т.е. по основаниям, не предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, суд сделал следующие выводы.

Согласно ч. 4 ст. 393 ГК России при определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В качестве доказательства размера неполученного дохода и штрафных санкций по договорным обязательствам истцом представлен договор перевозки, составленный между ним и ООО "Францеврофарм". Согласно договору предприниматель Е.П. Кононов должен был груз, вверенный ему отправителем, которым по договору выступает ООО "Францеврофарм", доставить получателю, которым по договору также является ООО "Францеврофарм". Кроме представленного договора, других доказательств того, что задержанный Брянской таможней в Трубчевском районе груз был предметом исполнения договора перевозки, стороной которого являлся Е.П. Кононов, судом не представлено. Согласно накладной этилцеллозольв в 22 бочках был получен ООО "Францеврофарм" от ООО "НПО СОФЕКС-ХИМЗАЩИТА", находящегося в п. Старая Купава Ногинского района Московской области. Документов, подтверждающих уплату штрафных санкций по договору, а также других доказательств достоверности фактов, на которых истец основывает свои требования, не представлено, поэтому суд посчитал требования Е.П. Кононова о взыскании неполученного дохода согласно п. 4.1 договора перевозки груза между истцом и ООО "Францеврофарм" в размере 15000 рублей и штрафных санкций необоснованными и неподлежащими удовлетворению.

Кроме того, в решении Трубчевского районного суда Брянской области от 25.12.2003 отмечено, что суд также считает неподлежащими удовлетворению Требования Е.П. Кононова о взыскании неполученного дохода по договору аренды транспортного средства, заключенного им с предпринимателем Ю.Н. Варавкиным по следующим причинам.

Договор аренды автомобиля был заключен 10.03.2001 с условием передачи автомобиля арендатору по акту приема-передачи в срок до 20.03.2001. Предмет договора - автомобиль ЗИЛ-131 был задержан работниками Брянской таможни 16.03.2001 и помещен на СВХ, где находился до 07.06.2002.

В силу ч. 1 ст. 10 ГК России не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с целью причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Несмотря на это, Е.П. Кононов продлил срок действия договора аренды задержанного работниками Брянской таможни автомобиля с 01.01.2002 по 31.12.2002, другой же автомобиль - КАМАЗ-4310 - продал. При таких обстоятельствах, свидетельствующих о недобросовестности истца, суд отказал ему в удовлетворении требований о взыскании утраченного дохода по договору аренды автомобиля.

В соответствии со ст. 368 ТК России 1993 года в редакции, действующей на момент совершения работниками Брянской таможни действий по удержанию имущества Е.П. Кононова, при необоснованном изъятии товаров и транспортных средств такие предметы после установления необоснованности указанных действий возвращаются лицу, у которого они были изъяты. Согласно актам возврата истец получил автомобиль на СВХ в исправном состоянии и претензий к его техническому состоянию у него не было.

Относительно заявленных требований истца о взыскании затрат на получение и доставку груза суд отметил следующее.

В обоснование своих требований о взыскании затрат на получение и доставку груза с СВХ в п. Белая Березка Трубчевского района Е.П. Кононов представил товарные чеки.

Суд посчитал данные документы ненадлежащими доказательствами, не подтверждающими требования истца, поскольку согласно ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. По мнению суда, на основании чеков, выданных на различных автозаправочных станциях г. Брянска, невозможно установить обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование заявленных требований.

2) Корпорация "AGCO-Limited" (далее - корпорация) обратилась в Арбитражный суд Ростовской области с иском к ЗАО "Красный Октябрь" (далее - общество), 3-е лицо - Ростовская таможня, о взыскании убытков.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 30.05.2003, оставленным без изменения постановлением ФАС СКО от 02.10.2003, с общества в пользу корпорации взыскано 104808 рублей 94 копейки задолженности по арендной плате. В остальной части иска отказано.

Как видно из материалов дела и установлено судом, корпорация "AGCO-Limited" (арендодатель) и ЗАО "Красный Октябрь" (арендатор) заключили арендное соглашение (далее - Соглашение), в соответствии с которым арендодатель передает арендатору оборудование (три двенадцатирядные пропашные сеялки MF-543) на условиях DDU-Ростов-на-Дону, таможенный склад "Совтрансавто-Ростов". Срок действия договора установлен сторонами продолжительностью в двенадцать месяцев, начиная с даты заключения Соглашения. За пользование оборудованием арендатор обязался оплатить 19000 долларов США до поставки оборудования, 4769 долларов США в срок до 15.07.2000. За недоплату и нарушение сроков платежа арендатор уплачивает арендодателю пеню в размере 10 процентов годовых за каждый день просрочки от суммы недоплаты за конкретный период. В пункте 6.4 Соглашения предусмотрено, что по истечении срока аренды или прекращения Соглашения арендатор возвращает оборудование арендодателю в исправном рабочем состоянии или оплачивает полную его стоимость. Сторонами определено, что правоотношения по договору регулируются российским правом.

Указанное оборудование было ввезено на территорию Российской Федерации и оформлено ответчиком в режиме временного ввоза. Из грузовой таможенной декларации видно, что срок обратного вывоза спорного имущества установлен до 30.06.2000.

30.06.2000 сеялки возвращены арендатором на склад временного хранения "Совтрансавто-Ростов", но из России оборудование не вывезено, другой таможенный режим не заявлен. По этой причине 06.12.2000 Ростовской таможней вынесено постановление по делу о НТП на основании протокола. Постановлением Аксайского районного суда Ростовской области сеялки были конфискованы и переданы на реализацию по договору комиссии. Денежные средства от реализации перечислены на счет Ростовской таможни.

Поскольку общество арендные платежи корпорации не внесло, последняя обратилась с иском в арбитражный суд.

В ходе рассмотрения дела и исследования имеющихся в деле доказательств судом были сделаны следующие выводы.

Материалами дела подтверждается факт указания в грузовой таможенной декларации недостоверных сведений о перемещении сеялок через украинско-российскую границу по инициативе и с согласия истца. При таких обстоятельствах суд сделал вывод о нелегитимности нахождения спорных сеялок на таможенной территории Российской Федерации в период заключения Соглашения по вине истца. В связи с этим суд сделал вывод, что все последующие действия корпорации по распоряжению спорным имуществом являются неправомерными. У ответчика не было возможности исправить допущенное нарушение таможенного законодательства Российской Федерации.

Суд установил, что истцу было известно о передаче сеялок на склад временного хранения по истечении срока временного ввоза, а также о принятом судом решении об их конфискации. Между тем истец не предпринял каких-либо действий по устранению допущенных нарушений и уменьшению размера убытков.

Кроме того, судом установлено, что корпорация не выполнила надлежащим образом предусмотренную ст. 606 ГК России обязанность арендодателя о предоставлении арендатору имущества в аренду, поскольку акт приема-передачи имущества в материалы дела не представлен. Не выполнена арендодателем и обязанность по предоставлению имущества в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и его назначению. При таких обстоятельствах суд отказал во взыскании с ответчика убытков в виде стоимости конфискованного имущества и пени со ссылкой на нарушение истцом требований статей 606, 611 ГК России.

Однако поскольку ответчик признал, что получил спорные сеялки со склада временного хранения 11.05.2000 и фактически пользовался ими до 30.06.2000, суд взыскал с него в пользу истца за период пользования 104808 рублей 94 копейки.

5. Примеры из судебной практики по делам с участием таможенных органов по искам о возмещении вреда (убытков), причиненного в связи с неисполнением условий договора перевозки, а также простоем транспортных средств (ж/д, автотранспортные средства).

В судебной практике по делам с участием таможенных органов достаточно распространены споры по искам о возмещении вреда (убытков), причиненного в связи с неисполнением условий договоров перевозки грузов, а также в связи с простоем транспортных средств.

В этой связи наиболее показательными примерами, позволяющими полнее отразить особенности данной подкатегории дел, представляются:

- дело по иску фирмы ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед" к Минфину России, Центральной оперативной таможне (далее - ЦОТ), ГТК России о взыскании убытков;

- дело по иску ООО "Судоходная и торговая компания ДМС" к Дальневосточной оперативной таможне (далее - ДВОТ), ГТК России, Минфину России, администрации Владивостокского морского торгового порта, администрации Владивостокского морского рыбного порта о взыскании убытков.

1) ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к Минфину России, ЦОТ, ГТК России о взыскании убытков.

Заявленные требования основаны на том, что по прибытии в пункт назначения - СВХ ООО "Совиндеп-Сервис" - автомашины с грузом в адрес истца он не смог исполнить свои обязательства по разгрузке автомашин в соответствии с п. 4.2.2 Договора транспортно-экспедиторского обслуживания от 10.02.98 (далее - Договор).

Автомашины с грузом были задержаны ЦОТ и простаивали. Данные сроки, по мнению истца, подтверждаются печатями и штампами в товарно-транспортных документах, актами приема-передачи товара на СВХ и другими доказательствами, представленными в дело.

В связи с неисполнением истцом своих обязательств по Договору иностранным партнером была выставлена в адрес ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед" претензия об уплате неустойки, которая была удовлетворена истцом добровольно, что подтверждается двумя заявлениями на перевод иностранной валюты.

Настоящее судебное дело неоднократно являлось предметом рассмотрения в Арбитражном суде г. Москвы и ФАС МО.

При итоговом рассмотрении решением Арбитражного суда г. Москвы от 23.04.2002 исковые требования были удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции от 24.06.2002, оставленным без изменения постановлением ФАС МО от 29.08.2002, данное решение было отменено, в удовлетворении исковых требований было отказано по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, истец заключил контракт от 26.03.97 (далее - Контракт) с фирмой "Агро-Трейд" (Продавец), согласно которому истцу (Покупателю) должен быть поставлен товар.

Согласно п. 3 контракта ("Условия и сроки поставки") приемка товара производится на базе Покупателя на основании сопроводительных документов.

В соответствии со ст. 506 ГК России по договору поставки поставщик, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется в установленный срок передать товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях. Таким образом, в силу закона обязательства по поставке товара считаются выполненными с момента передачи товара (его приемки) Покупателю.

Принимая во внимание, что поставка (или приемка) товара должна осуществляться на базе Покупателя (истца), доставка товара в соответствии с условиями Договора, с целью осуществления его приемки, должна была производиться непосредственно до базы Покупателя. При этом Контракт не содержал никаких ссылок на то, что базой Покупателя считается склад временного хранения грузов, на котором производится таможенное оформление товара.

С учетом этого суд сделал вывод о том, что не имеется оснований полагать, что местом доставки товара является не база Покупателя (истца), а склад временного хранения груза, так как СВХ не принадлежит истцу и им не арендуется.

Кроме того, рассматривая дело, суд отметил следующее.

В соответствии с п. 5 приложения N 5 к Контракту поставка товара осуществлялась на условиях CIP Москва.

Согласно Международным правилам толкования торговых терминов "Инкотермс" 1990 года при торговых операциях стороны вправе использовать различные термины, в том числе термины группы "С" (CFR, CIF, CPT и CIP).

 

Группа С              CFR стоимость и фрахт

Основная перевозка    CIF стоимость, страхование и фрахт

оплачена              CPT перевозка оплачена до

CIP перевозка и страхование оплачены до

(с указанием места назначения)

 

В соответствии с терминами группы "С" продавец за свой счет обязан заключить договор перевозки груза на обычных условиях. Поэтому при использовании соответствующего термина необходимо указывать тот пункт, до которого он должен оплачивать транспортировку. Согласно терминам CIF и CIP в обязанности продавца входит также страхование груза за свой счет. Весьма важным в данной группе терминов является условие освобождения продавца от дальнейших расходов и несения рисков после надлежащего выполнения им обязательств по контракту путем заключения договора перевозки, передачи товара перевозчику и его страхования.

В случае использования сторонами Контракта термина "CIP" (что имело место в контракте истца) Продавец - фирма "Агро-Трейд" - обязан был заключить за свой счет договор перевозки товара на обычных условиях и в соответствии с заданным направлением до согласованного пункта в месте назначения. При этом Продавец несет все относящиеся к товару расходы до момента его поставки: расходы по оплате фрахта и иные издержки, вытекающие из Контракта, включая расходы по погрузке товара на борт и любые издержки при выгрузке товара в пункте назначения.

Таким образом, поставка товара на условиях CIP Москва предполагала, что договор перевозки грузов заключает не истец, а Продавец - фирма "Агро-Трейд", который и оплачивает перевозку грузов до места назначения.

В ходе рассмотрения дела в качестве доказательства понесенных им убытков истцом представлен Договор.

По мнению суда, указанный документ не может служить документом, подтверждающим наличие у истца убытков, поскольку в нем отсутствуют данные:

- о времени доставки товара;

- о количестве машин и других перевозочных средств, которые необходимо задействовать в перевозке товара;

- о маршруте движения товара;

- не указано место отправки товара и место назначения;

- отсутствуют сведения о том, какие именно грузы и по какому контракту перевозчик обязался перевозить.

Каких-либо дополнений к Контракту, заявок, предусмотренных Контрактом, истцом в материалы дела не представлено.

Согласно ст. 785 ГК России по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить в пункт назначения вверенный ему отправителем груз и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. Исследование материалов дела показало, что пункт назначения в договоре не указан. Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 785 ГК России заключение договора перевозки должно подтверждаться составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента).

В обоснование заявленных требований истец утверждал, что фирма "Агро-Трейд" была обязана организовать перевозку груза, а истец был обязан оплатить услуги по транспортно-экспедиторскому обслуживанию грузов, доставляемых по Контракту.

Изучив материалы дела, выслушав позиции сторон, суд сделал вывод о том, что в материалы дела истцом не представлено доказательств того, что Договор был заключен в целях доставки грузов по Контракту.

Истцом не представлено также доказательств, что автомашины, доставившие груз на склад временного хранения, принадлежали фирме "Агро-Трейд" или были арендованы (зафрахтованы) данной фирмой с целью выполнения услуг по Договору с истцом. Из материалов дела усматривается, что в уведомлении о прибытии транспортного средства на СВХ в графе "перевозчик" указано "Беларусь для "ТЕГ Инкорпорейтед". Документов на автомашины, договоров "Агро-Трейд" с третьими лицами на аренду машин истцом не представлено.

Кроме того, истцом не представлено доказательств внесения в установленном порядке изменений в условия поставки грузов по Контракту, согласно которым поставка осуществляется на условиях CIP Москва, то есть перевозку грузов оплачивает Продавец - фирма "Агро-Трейд", а не Покупатель (истец).

Рассматривая данный спор, суд отметил следующее.

Истец обосновывает свое требование о возмещении вреда (убытков) тем, что фирма "Агро-Трейд" предъявила к нему претензию, связанную с невыполнением обязательств по п. 4.2.2 Договора на транспортное обслуживание от 10.02.98.

Согласно п. 4.2.2 Договора истец выполняет все действия, необходимые для разгрузки и выпуска автотранспортного средства с грузом, в течение 24 часов с момента прибытия его в пункт назначения.

Представитель ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед" в исковом заявлении указал, что пунктом назначения является склад временного хранения, на который поступил груз для таможенного оформления. Каких-либо доказательств того, что стороны в Договоре или в Контракте определили местом назначения грузов склад временного хранения, истцом не представлено.

Из текста Контракта усматривается, что груз подлежал приемке на базе истца, а не на складе временного хранения. Контракт, представленный ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед", не содержит каких - либо указаний на СВХ и его местонахождение.

Таким образом, по мнению суда, условие об обязанности истца произвести выгрузку груза и выпуск автомашин не могло иметь отношение к нахождению автомашин на складе временного хранения в период их таможенного досмотра и выполнения таможенных формальностей. Следовательно, истец не совершал нарушение обязательств, предусмотренных п. 4.2.2 Договора, так как товар в период его нахождения на складе временного хранения не был доставлен в пункт назначения и принят Покупателем (истцом) на своей базе.

В соответствии со ст. 294 ТК России 1993 года таможенному органу предоставлено право в течение 10 дней осуществлять проверку информации о возможном нарушении таможенных правил, не осуществляя выпуск груза в свободное обращение. По истечении данного срока груз должен быть выпущен или возбуждено административное дело по факту нарушения таможенных правил.

Истцом не представлено доказательств того, что после выпуска товара в свободное обращение товар был разгружен непосредственно на складе временного хранения, машины, доставившие товар на СВХ, выпущены, а последующая доставка товара на базу Покупателя осуществлялась за счет ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед" путем привлечения им иных транспортных средств. В период нахождения автомашин на складе временного хранения истец не обращался к руководству склада, МОТ и к ГТК России с просьбой разрешить выгрузку товара из машин и помещение его на склад временного хранения. Истцом не указано на какие-либо обстоятельства, препятствующие данному обращению.

Давая оценку имеющимся в деле материалам и доводам лиц, участвующих в деле, суд сделал вывод, что ответственность истца по п. 6.3.1 Договора, в результате которой, как утверждает истец, им была оплачена неустойка, наступает только в случае нарушения истцом п. 4.2.2 Договора. По мнению суда, факт данного нарушения истцом не доказан.

Таким образом, получив единственную претензию от фирмы "Агро-Трейд" (посредством использования факсимильной связи), истец не принял меры к урегулированию возникших разногласий, не указал заявителю претензии на то, что товар в место назначения не был доставлен по причине его нахождения под таможенным контролем на СВХ. Кроме того, истец не внес изменения в условия Контракта, предусматривающие оплату перевозки товара на условиях CIP Москва Продавцом, а не истцом, а также не согласовал с фирмой "Агро-Трейд" в Договоре основные условия доставки груза и его пункт назначения, не затребовал от фирмы "Агро-Трейд" доказательств фактического оказания услуг по транспортировке грузов.

Кроме того, суд отметил следующее.

Согласно п. 6.3.1 Договора в случае простоя автотранспорта истец несет ответственность за невыполнение п. 4.2.2 Договора в размере 12% от стоимости услуг по одному автотранспортному средству за каждый день просрочки. Процентная ставка, по которой предусмотрена ответственность сторон Договора, составляет 4320% годовых в иностранной валюте.

По мнению суда, данная ответственность является явно несоразмерной, даже при условии задержки транспортных средств по их прибытии на базу Покупателя (в пункт назначения), а не на склад временного хранения.

С учетом изложенного суд сделал вывод о том, что у истца отсутствовала обязанность уплачивать неустойку из расчета 4320% годовых в валюте за период нахождения автотранспортных средств на складе временного хранения. Следовательно, отсутствует причинно-следственная связь между уплатой ЗАО "ТЕГ Инкорпорейтед" неустойки в отсутствие факта нарушения обязательств, предусмотренных п. 4.2.2 Договора, и задержкой таможенным органом на складе временного хранения груза истца с целью проверки оперативной информации о занижении таможенной стоимости товара и в целях обеспечения уплаты штрафов за нарушение таможенных правил.

2) ООО "Судоходная и торговая компания ДМС" (далее - ООО "СТК ДМС") обратилось в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к ДВОТ, ГТК России о взыскании убытков.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 04.04.2002, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 13.06.2002 и постановлением кассационной инстанции от 17.09.2002, в удовлетворении исковых требований отказано в связи с их необоснованностью, поскольку истцом не представлены доказательства в обоснование размера убытков, а также наличия причинной связи между противоправными действиями таможни и наступившими последствиями.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено следующее.

Постановлением ДВОТ о наложении ареста на судно, вынесенным в ходе производства по делу о НТП, наложен арест на судно ПР "Ихтус", взятое ООО "СТК ДМС" в аренду на условиях бербоут-чартера у иностранной компании "Прерия" (Великобритания).

Решением Арбитражного суда Приморского края от 04.12.2000 указанное постановление таможни признано недействительным.

ООО "СТК ДМС" посчитало, что в результате принятия таможенным органом данного ненормативного акта, в связи с вынужденным простоем судна в ожидании решения на его эксплуатацию, ему причинены убытки.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал на то, что необходимым условием наступления ответственности государственного органа (в данном случае - таможенного) в результате издания не соответствующего закону акта является наличие причинно-следственной связи между его принятием и возникновением у истца убытков, а также доказанность размера понесенных убытков.

В результате исследования представленных доказательств суд пришел к выводу о том, что отсутствует причинно-следственная связь между изданием таможенным органом постановления ДВОТ об аресте судна от 15.06.2000 и убытками, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства реальной готовности судна к эксплуатации по назначению с 16.06.2000.

В исковом заявлении истец указал на то, что простой судна составил 29,6 суток, а именно: 10,8 суток в период с 16.06.2000 по 27.06.2000 и 18,8 суток в период с 27.08.2000 по 15.09.2000. Из материалов дела судом установлено, что 22.06.2000 администрация Владивостокского морского рыбного порта, у причальной стенки которого находилось судно ПР "Ихтус", была таможенным органом поставлена в известность о снятии ареста и разрешении его эксплуатации. В этот же день о данном факте администрация Владивостокского морского рыбного порта поставила в известность администрацию Владивостокского морского торгового порта, поскольку судно ПР "Ихтус" было зарегистрировано в данном порту, в связи с чем контроль за выгрузкой и погрузкой судна, оформлением его прихода и отхода осуществляет портнадзор торгового порта. 20.06.2000 генеральный директор ООО "СТК ДМС" также был поставлен в известность таможней о разрешении эксплуатации судна по назначению, то есть с 22.06.2002 истец имел право эксплуатировать судно по назначению. Причины и доказательства простоя судна по вине таможенного органа в период с 27.08.2000 по 15.09.2000, по мнению суда, истец не представил.

По заявлению истца реальный ущерб составил 118992 долл. США (29,6 суток x 4020 долл. США). В обоснование ставки 4020 долл. США истцом представлен расчет стоимости судна ПР "Ихтус" на ходу и стоянке во время эксплуатации. По мнению суда, данная ставка не может быть принята во внимание при определении реального ущерба, поскольку в расчет себестоимости включены затраты, которые истец понесет независимо от того, эксплуатируется ли судно или простаивает в связи с арестом, это такие расходы, как зарплата, питание и страховка экипажа, страховка судна, налоги, расходы на управление, масло и ГСМ, воду, связь, модернизацию, отчисления на текущий ремонт и другие. Доказательства оплаты истцом агентских услуг и портовых расходов в сумме 150 долл. США в материалах дела отсутствуют.

С учетом изложенного в удовлетворении заявленных требований судом было отказано.

 

 






Яндекс цитирования


Интернет портал официальных письменных разъяснений от органов государственной власти РФ.
Настоящий проект создан специально для разъяснения и правильного понимания Российского законодательства всеми гражданами РФ.
Проект призван помочь Вам в борьбе с существующей бюрократией.
Если администрация предприятия (работодатель, поставщик услуг, продукции) или чиновники местного значения попирают Ваши законные права, то самое правильное и выгодное для Вас решение - найти на данном сайте письмо с официальным разъяснением по аналогичной проблеме и предъявить его Вашим "обидчикам" с целью восстановления справедливости и повышения их юридической грамотности. Материалы сайта помогут также составить Вам грамотное обращение (жалобу, требование, заявление) с указанием мнения (ссылки на официальное письмо) вышестоящего органа государственной власти.

Внимание! В соответствии с Гражданским кодексом РФ не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы. Все документы (письма) данного ресурса исходят от государственных органов и имеют официальный характер, поэтому все они не считаются объектами авторского права на территории России. В связи с этим Вы можете использовать любые материалы данного сайта без каких-либо ограничений и по своему усмотрению.

© www.PismoChinovnika.Ru, 2011 - 2017